bkz.tom.ru | Поиск по сайту | Карта сайта | Архив | Официальные документы

Восток и Запад: разговор на музыкальном языке

26 января японская цитра впервые звучала в унисон с органом

«Запад есть Запад, Восток есть Восток, вместе им не сойтись». Так было во времена Редьярда Киплига. Концерт из абонементного цикла «Орган +кото» доказал, что мир изменился, а с ним и наши представления. Концерт соединил инструменты разных культур, разных частей света - Европы и Азии.



Идея была предложена художественным руководителем филармонии и органистом Дмитрием Ушаковым. Наталия Чабовская, директор филармонии и одновременно руководитель ансамбля японской музыки “И свет, и ветер”, приняла это предложение. В итоге на сцене Органного зала рядом с органом и роялем разместились две японские цитры – кото. Инструмент отдаленно напоминающий русским - гусли, а японцам – дракона.

Дракон – один из символов 12 годичного цикла, один из легендарных животных, пришедших к Будде за счастьем. Концерт, состоявшийся ровно за 10 дней до наступления Нового года по восточному календарю (он наступает 16 февраля) отчасти был посвящен новогодним традициям японцев. Но лишь отчасти. Главным событием вечера все-таки стала встреча инструментов, унисонное звучание нетемперированного струнного инструмента кото и темперированных клавиров – органа и фортепьяно. Музыкальную палитру дополнили флейта и вокал.



Солидным представителем Европы выступил орган немецкой фирмы «Зауэр». «Маленький гармонический лабиринт» Иоганна Себастьяна Баха в исполнении Дмитрия Ушакова открыл концерт. Довольно редко звучащее произведение Баха медитативного характера стала тем мостиком, который соединил европейскую культуру и культуру Востока, так как по смыслу совпадало с экзотическим характером инструмента, который должен был вступить следом в диалог со слушателями. Им стало кото, на котором эталонную композицию «Рокудан» Яцухаси Кэнгё, старшего современника Баха, исполнил профессор Новосибирской консерватории, основатель игры на кото в Новосибирске Андрей Кугаевский. Это сочинение неслучайно считается эталонным: оно вобрало и национальные музыкальные традиции, и это одно из первых профессиональных сочинений для кото, поэтому отражает традиционное самосознание японцев. «Рокудан» символизирует восхождение по шести ступеням самопознания.



- Кото – инструмент совершенно иного интонационного строя, инструмент экзотический, - предупредила Наталия Чабовская, которая в этот вечер предстала и в роли ведущей, и в роли музыканта – исполнительницы на кото, и в роли основателя томской школы игры на кото.




Вместе с Андреем Кугаевским она исполнила «И свет, и ветер» Саваи Тадао. К слову, в конце 90-х годах название этой композиции дало названию коллективу – ансамблю японской музыки, который создала Наталия Чабовская. Он также принял участие в исполнении этой композии, причем, выступил его первый состав: Галина Ищутина (вокал), Надежда Стурова (флейта), Наталия Чабовская (кото). Именно эти исполнительницы создали японский колорит не только в музыкальном плане, но и в визуальном – все они были одеты в кимоно.



Концерт в Органном зале стал еще одним примером, когда школы игры на кото Новосибирска и Томка объединились. Как сообщила ведущая концерта, в свое время игру Наталии Чабовской и Андрея Кугаевского слышала их наставник, профессор консерватории в Саппоро Юкико Такагаки и высоко оценила. Когда же Галина Ишутина исполнила «Праздничный день» Наката Ёсинао в сопровождении органа (Мария Блажевич), то можно было считать, что Восток и Запад нашли взаимопонимание. А далее произошла историческая встреча органа и кото в одном произведении – «Акикадзэ-но кёку» (переложение для кото и органа) состоялась благодаря Дмитрию Ушакова и Андрея Кугаевского. На фоне долгой звенящей ноты органа переливы струн казались рисунком тушью, ложащимся ажурным иероглифом на матовую поверхность рисовой бумаги.

 

Интерес Запада к Японии возник во второй половине XIX века, как только Япония открылась для мира. С тех пор западная цивилизация постоянно проявляет интерес к Востоку. Западные композиторы не только использовали восточные мотивы, но и полностью сочиняли произведения в японском стиле. Именно таким композиция американца Харви Гола «У подножия Фудзиямы, или Японский кортеж». Это сочинение исполнил на органе Дмитрий Ушаков. Музыка имитировала неспешную езду в кортеже, при которой можно любоваться пейзажем.

«Пять японских стихотворений», положенных М. Ипполитовым – Ивановым на музыку, - это уже вклад русских композиторов в «освоении» Японии. Вокальный цикл на стихи неизвестных поэтом VIII-X веков исполнила Юлия Шинкевич под аккомпанемент Марии Блажевич (рояль, орган). Опера Дж. Пуччини «Мадам Баттерфляй»– еще одна попытка понять и рассказать о Японии европейцу. Образ Токио дал в своем органном сочинении француз Ги Бове – фантазию из цикла «Три японских эскиза» исполнила Мария Блажевич.



Воображение слушателей будила не только музыка, но и легенды. Например, о том, почему у японского кото 13 струн. Оказывается, китайский прародитель этого инструмента имел 25 струн. Но однажды две сестры, играющие на нем, поссорились настолько, что разломили кото. Тот, что с 12-ю струнами, остался в Китае, а инструмент в 13 струн забрала с собой в Японию другая сестра. Так на японских островах появился кото, который с тех пор обозначается двумя иероглифами «бамбук» и «ссора».



О приближающемся Годе Желтой Собаки напомнила японская народная песня «Сверчки, собирайтесь» в исполнении ансамбля «И свет, и ветер». Как пояснила Наталия Чабовская, до сих пор сохранилась традиция не только исполнять эту песню под Новый год, но и молиться под стрёкот сверчков.

В этот вечер томичи познакомились еще с одной новогодней традицией

- Многие японцы верят, что в день Нового года прибывают 7 королей счастья. Каждый старается купить открытку с изображением короля и пожелания, а потом положить под подушку, - раскрыла секрет счастья по-японски Наталия Чабовская.



На концерте своеобразной музыкальной «открыткой» послужила японская колыбельная «Нэн-нэн». Богам и королям во всех культурах приносят подарки. Таким подарком японской богине, покровительнице искусства и любви, счастья стал очень известной романс «Нараяма» Хираи Кодзабуро на стихи Китами Сиоко в исполнении Галины Ишутиной (вокал) и Марии Блажевич (орган). Получили свои подарки и боги-мужчины, олицетворяющие плодородие, достатка, долголетия, здоровья, великодушие, радость, удачу, искренность, благополучие, достоинство, мудрость и интуицию. «Да воздадут нам боги мир и благополучия»!– после такого вступления прозвучали японские народные песни «Речной кулик» и «Цветок на шляпе».

В заключении концерта вновь кото звучал вместе с органом в композиции «Море весной» Мияги Митио. И это было первое исполнение этого сочинения в таком инструментальном составе. Надо сказать, у исполнителей на кото, как и органистов есть свои секреты. Так, все котоисты надевают цумэ – специальные плекторы на три пальца, чтобы легче извлекать звуки.


Диалог Востока и Запада завершил орган – Мария Блажевич и Дмитрий Ушаков исполнили Фантазию на темы Дзё Хисаиси из анимэ «Ходящий замок» и «Тоторо».

Текст: Татьяна Веснина.
Фото: Игорь Волк.