bkz.tom.ru | Поиск по сайту | Карта сайта | Архив | Официальные документы

Зачем барокко разделили на слоги?

Томская филармония продолжает серию органных новогодних приношений

Переполненный Органный зал филармонии в вечерний час 4 января 2018 года, заставлял думать, что в полумиллионном городе есть люди, готовые отказаться от привычного телевизионного меню в пользу классической музыки в живом звучании. Концерт «Новогоднее ба-рок-ко» органистом и художественным руководителем филармонии Дмитрием Ушаковым был задуман как праздничная феерия, в которой солировали или сливались в ансамблевом звучании орган, клавесин, домра, труба и человеческий голос.

Ба – знакомые композиторы



- Дефисы в названии неслучайны. Каждый слог в слове «барокко» имеет свой смысл и свое содержание, - сообщил Дмитрий Ушаков, отвечая на незаданный, но витавший в воздухе вопрос.

Почти все первое отделение было посвящено раскрытию первого слога. Во-первых, его можно было трактовать как часть фамилии Баха. Именно Симфония из  Кантаты №29 в аранжировке А. Гильмана открыла концерт, став своеобразным камертоном вечера. Во-вторых, как начало известной цитаты из Грибоедова: «Ба! Знакомые все лица!»  - в том смысле, что композиторы, заявленные в программе, не раз исполнялись в этом зале. Поэтому встреча с Г. Генделем,  сыном и отцом Скарлатти, А. Вивальди и Ш.-М. Видором для большинства была желанна. Исполнители оправдали ожидания публики.



- Произведения  барокко – это лощеный академизм, - говорит Алексей Шелест.- Красота музыки достигается за счет точности исполнения, за счет сдержанности самой музыки. Пленяет в ней красота формы – не вычурная, как в рококо, не романтичная, а строгая.

Слова Алексея Шелеста с равным правом можно отнести и к произведениям, что сольно исполнял Дмитрий Ушаков на органе, а это, прежде всего, сочинения Великого Кантора, и к тем музыкальным посланиям из эпохи барокко, что звучали в исполнении самого  Шелеста. Его труба-пикколо то  состязалась с голосом Вероники Цай, то сливалась в унисонном звучании,  когда звучали арии Г. Генделя из Оды ко дню рождения королевы Анны или из оратории «Самсон» и  А. Скарлатти из «Mio Tesoro te moro». Дуэту голоса и трубы аккомпанировал на органе Дмитрий Ушаков.  

- Барочная музыка требует подвижности голоса, умение импровизировать, а сочинения Генделя и А. Скарлатти  - виртуозного исполнения, -  поясняет Вероника. – Чтобы звук был красивым, нам надо было выстроить голоса по балансу. Но труба звучит ярче.

- Нет, с голосом сложно соревноваться в интонации,  –  не согласился Алексей.

Трудно сказать, что воображал каждый из 300 слушателей во время прекрасного звучания трубы и сопрано, но меня названия  произведений «Ода ко дню рождения королевы», «Прибытие царицы Савской» навели на мысль, что барочная музыка с веками стала более демократической, более доступной. Ведь она писалась для узкого круга ли и звучала в королевских залах или во дворцах вельмож…

Рок – хиты Рыбникова,  Гребенщикова и других


Барокко и рок – две вещи совместные настолько,  что рок как слог входит в барокко. Именно как часть барочного концерта прозвучали рок-хиты. Они были второй стороной одной «медали» - новогоднего чуда, которого все ждут.

Ария Звезды из рок-оперы Алексея Рыбникова «Звезда и смерть Хоакина Мурьеты» в исполнении Вероники Цай звучало, как нежданное пророчество и как предостережение. Вслушиваясь в голос, кто-то вспоминал мюзикл и вместе с ним свою юность 80-х, кто-то заново осмыслял слова:  «Звезды – это вечное свидание, с теми, кто ушел и кто придет…».
Нота романтической грусти растворилась в атмосфере зала. Канделябры слегка вздрагивали, когда к ним долетала надежда: «Я – твоя свобода, я – твоя звезда»…

Ностальгия достигла своего апогея и превратилась в радость, когда Дмитрий Ушаков на органе заиграл попурри из мелодий отечественных и зарубежных групп – Чайфа, ДДТ, Аквариум, Beatles. Некоторые зрители даже подпевали. На это узнавание и был рассчитан номер. Органные версии рок-хитов звучали как гимн сегодняшнему времени, как гимн новорожденному году.

Но, как оказалось, самые нежные, божественные созвучия были оставлены до финала.

Ко – контрапункт для струнных


Не только этим уже традиционным соединением барокко и рока был примечателен концерт.  Если ему суждено войти в концертную историю филармонии, то войдет он первым опытом ансамблевого звучания органа, клавесина и двух домр.

Две сонаты Доменико Скарлатти, прозвучавшие в исполнении Дмитрия Ушакова (клавесин) и дуэта домристов Натальи Култышевой и Кирилла Кызлакова, стали открытием, Даже искушенная публика, знающая толк в барочной музыке, приятно удивилась такому неожиданно красивому, с множеством оттенков звучанию, казалось бы, не соединимых инструментов. Как оказалось, и для музыкантов, Натальи и Кирилла, это был тоже первый опыт ансамблевой игры с клавесином и органом.

- Моя давняя мечта – сыграть с клавесином, наконец, исполнилась,  - призналась Наталья Култышева.

Но в таком непривычном сочетании, нет ничего необычного.  С клавесином домру объединяет способ звукоизвлечения – плекторный. У клавесина две струны. Звук извлекается не молоточном, как в рояле, а щипком.

- Когда в унисон играешь, то звучание сливается, -  говорит Наташа. - Получается такой разлив звука, он выходит вибрирующим, в этом и заключается красота. Мне кажутся красивыми звуки, которые рождаются на клавесине, а домра усиливает звучание, вибрирующий звук заполняет пространство.

Если для транскрипции одной из сонат ноты уже существовали, то для второй сонаты переложение делал Кирилл Кызлаков.

Кирилл Кызлаков написал контрапункт к Сонате Д. Скарлатти

- Я написал контрапункт к Сонате,  - пояснил Кирилл. - Основная сложность – уловить стиль Скарлатти, то есть все его гармонические ходы, которые он делает, надо обязательно повторить. И  все вставленные трели должны стоять на своем месть. Эта задача для меня была самой главной. Вторая сложность заключалась в том, что Скарлатти писал для клавиш, а домра – струнный инструмент. Поэтому если нужно звук продлить, на струнных это делается за счет тремоло, а на органе, фортепиано этот прием не работает. Вот и надо было подогнать наши исполнительские возможности под клавесин. Но  если уловить настроение композитора, его мысль, то написать контрапункт к сочинению несложно.

Вдохновил Кирилла на этот творческий  акт педагог и наставник Андрей Кугаевский, у которого Кирилл учился в Новосибирской Консерватории. Сегодня  Кызлаков ассистент-стажер профессора Кугаевского.   По словам Натальи и Кирилла,  первый опыт игры с органом и клавесином дает уверенность музыканту и рождает новые творческие идеи.

Творческое состязание различных инструментов завершилось великолепным Концертом для голоса и трубы Сен Прё. Это, прежде всего, вокальное сочинение, было популярным в 70-е годы, его перекладывали для разных инструментов, но пикколо Алексея Шелеста и сопрано Вероники Цай, казалось, совершенно идеально подходили для передачи чувства красоты, любви и удивления. Когда настроение зала достигло вершины, в исполнении Дмитрия Ушакова прозвучала Токката  из Симфонии №5 романтика Шарля-Мари Видора для органа, которая утвердила Радость и Любовь в качестве главных приношений и пожеланий в Новом году.

Тест: Татьяна Веснина.
Фото: Игорь Волк