bkz.tom.ru | Поиск по сайту | Карта сайта | Архив | Документы учреждения |

Владимир Хомяков: «Я не боюсь сравнений»


Владимир Хомяков, ученик легендарного Даниэля Поллака поразил томичей дважды

Томск был включён в концертный тур молодого российского пианиста, живущего сегодня в Соединённых Штатах Америки, наряду с Новосибирском, Барнаулом, Тольятти, Самарой, Челябинском. Для Владимира Хомякова это была вторая гастрольная поездка по городам России за последний год после пятилетнего перерыва. По сути, она стала «воспоминанием о прошлом».

 

… Владимир Хомяков с первых минут появления на сцене Большого концертного зала удивил публику. Сначала ростом: 198 сантиметров больше подходит для баскетбола, чем для исполнительского искусства. Но стоило ему заиграть, и тысячная аудитория замерла, пленённая первыми аккордами рахманиновского концерта. Наверное, внимание, с каким зал слушал молодого пианиста, можно сравнить только с напряжённым вниманием Татьяны Сергеевны из фильма «Весна на Заречной улице», когда она слушала Второй концерт Рахманинова по радио. Восторженные аплодисменты стали искренней реакцией на технически безупречное исполнение. Публика долго не отпускала со сцены гостя Томска. Шквал оваций обрушили томичи на Владимира Хомякова после каватины Фигаро из «Севильского цирюльника», сыгранной на бис.

- Для знакомства с сибирской публикой вы выбрали Второй концерт Рахманинова. С одной стороны, это имя и это произведение всегда обеспечивают аншлаг (и Томск не стал исключением), с другой - символично, что именно Рахманинов, чья судьба связана и с Россией, и с Америкой, стал поводом для разговора со слушателем.

- Да, действительно, символично. Как вы помните, последние месяцы жизни Рахманинов провел там, где я сейчас живу – в Лос-Анджелесе. Здесь сохранился его дом, который он приобрёл незадолго до смерти. Второй концерт всегда находит отклик в наших сердцах. Удивительный рахманиновский мелодизм, в сочетании с невероятно цельной композиционной структурой и эмоциональной силой, делает этот концерт любимейшим сочинением во всем мире. Гениальные лирические темы этого концерта для меня лично несут глубокую тоску по родным людям, которых оставил в России, по родителям, по друзьям, которых я, к сожалению, не могу видеть так часто, как хочется, по тем местам, где прошло моё детство...

 

- Выбрав Второй концерт Рахманинова, вы вступили на почву неизбежного сравнения с великими пианистами, в том числе и с вашим нынешним наставником - легендарным Даниэлем Поллаком. Не боитесь оказаться в тени?
- То же самое можно сказать и о любом другом известном сочинении – это всегда накладывает определённую ответственность. Разумеется, я слушал все известные записи и великих, и замечательных молодых исполнителей - каждое исполнение индивидуально и в определённой мере преломляет авторский замысел. Нет, я не боюсь сравнений. Через музыку Второго концерта я пытался выразить свои чувства, свои эмоции, свои идеи. Играл, как чувствовал.

- Вы выступали вместе с Томским симфоническим оркестром. Сразу ли нашли понимание с маэстро, с музыкантами и с инструментом?

 


- У вас замечательный оркестр! И наши представления о музыке Рахманинова с маэстро Ткаленко оказались очень близкими, было огромным удовольствием с ним работать. Что касается инструмента – этот рояль уже пережил многое, но по-моему мне удалось к нему приспособиться. Я слышал, что скоро у вас на сцене будет новый инструмент – это прекрасно! Благодаря Денису Леонидовичу Мацуеву наши филармонии сейчас обретают отличные инструменты, я уже имел удовольствие играть на них.

- Вы учились и в Санкт-Петербургской консерватории, и в Московской. Есть какая-то значительная разница в обучении, в пианистической школе? Кто оказал на вас большее влияние в годы становления как музыканта?

– На мой взгляд, консерватории, как и города, отличаются скорее атмосферой, чем некой особой пианистической школой. В Москве – выше конкуренция, хотя бы потому что играющих людей гораздо больше, больше залов, больше концертов. Наверное, поэтому я и переехал из Петербурга в Москву. Но восемь лет проведённые в Санкт-Петербурге, в классе Александра Михайловича Сандлера, сформировали меня. Я у него занимался с 16 лет - это важный возраст, когда идёт становление пианиста как музыканта, и это была бесценная школа. Работа с Юрием Мартыновым в Московской консерватории тоже оставила огромный след, он вывел мою игру на новый уровень. Он не только выдающийся пианист-виртуоз, но и огромный знаток музыки барокко и классицизма, знаменитый во всем мире исполнитель на старинных клавишных инструментах.



- А как попали в ученики к легендарному пианисту современности, лауреату первого конкурса Чайковского?

- С Даниэлем Поллаком мы познакомились в Германии, на конкурсе Рубинштейна, и он пригласил меня учиться в Калифорнии. У него в классе я почти семь лет, и каждый урок с ним – это подарок судьбы. Он замечательный педагог и потрясающий музыкант, до сих пор активно концертирующий. Кстати сегодня (28.02 - Т.В.) он улетает в Европу на многомесячные гастроли, его регулярно приглашают в жюри конкурсов и давать мастер-классы. Хотя ему 81 год… Он в замечательной форме.

- Вы из рук в руки получили эстафету великой пианистической школы… Пришло время отдавать. Насколько насыщена ваша концертная деятельность?

- Довольно насыщена. Большинство концертов проходят в США, и я очень рад, что благодаря моему агентству (Classical Music Artists Management) у меня появилась возможность вновь встретиться с российской публикой. Также помимо сольных концертов и выступлений с оркестром, я много дирижирую – к примеру, 10 дней назад я выступал в Самарской филармонии с программой, посвящённой юбилею Моцарта, включающей 21-й фортепианный концерт, который я дирижировал с рояля. Моя вторая специальность в Университете Южной Калифорнии – симфоническое дирижирование в классе выдающегося маэстро Ларри Ливингстона.

- Возможно, для профессии дирижёра ваш высокий рост - подспорье. А со спортом вы дружите?

- К сожалению, не дружу. Когда был маленьким, то для здоровья родители меня отдали в фигурное катание. Позже пришло время выбирать, чем заниматься в жизни, и выбор был сделан в пользу музыки - любая травма могла закрыть путь к профессии, поэтому активным спортом я занимаюсь редко. Люблю играть в шахматы.

- Только музыка, музыка, музыка, и ни на что другое нет времени?

- Разумеется, музыка. Но если вы спросите, на что ещё я бы с удовольствием тратил время - на путешествия. Хотелось бы увидеть мир. К сожалению, на гастролях это не всегда получается - концертный зал, публика, рояль. И совсем не остаётся времени, чтобы что-то ещё увидеть… Так, к примеру, в Новосибирске я пробыл меньше суток - после концерта, в тот же вечер, сел на поезд в Томск. С вашим городом знакомился ночью, пешком прогулялся по главной улице. Город мне очень понравился своим архитектурным ансамблем, доброй атмосферой – чувствуется, что город с историей. Очень порадовал тёплый приём в филармонии, невероятная энергетика в зале. А ещё в Томске живёт мой друг детства - вот сейчас, после концерта, снова прогуляемся с ним по Томску…

Текст: Татьяна ВЕСНИНА.
Фото: Владимир БОБРЕЦОВ.

Для справки:



Лауреат международных конкурсов и представитель музыкальной династии, пианист Владимир Хомяков окончил Санкт-Петербургскую консерваторию (класс Александра Сандлера) и аспирантуру Московской консерватории (класс Юрия Мартынова, кафедра Михаила Воскресенского). Среди его многочисленных конкурсных наград: международные конкурсы «Ima Hogg», «Hilton Head» и «Jose Iturbi» в США, конкурс «Maria Canals» в Испании, конкурс им. А. Рубинштейна в Германии и др. Сейчас Владимир Хомяков живет в Лос-Анджелесе, где работает над докторской степенью в Thornton School of Music (Университет Южной Калифорнии) в классе легендарного пианиста Даниэля Поллака. Пианист активно концертирует в странах Северной Америки, Европы и Азии, выступает со знаменитым Хьюстонским симфоническим оркестром, Дрезденским симфоническим оркестром и другими известными коллективами. Уделяет большое внимание камерному музицированию. Преподает в качестве ассистента Даниэля Поллака и дает еженедельные фортепианные мастер-классы в Thornton School.