bkz.tom.ru | Поиск по сайту | Карта сайта | Архив | Документы учреждения |

Эбру и Рождество
Рисунки Полины Лебедевой на воде изменили формат «Вертепа».

Ритм задали строчки С. Надсона: «Есть страны, где люди от века не знают ни вьюг, ни сыпучих снегов…». Краски разбрызгивались и «распускались» на воде под двудольный хорей. Пока солисты пели рождественскую колядку Stille nacht, Полина Лебедева с помощью шила и кисти рисовала лик Богоматери и Вифлеемскую звезду. Моцарт сменял Баха, арии – прелюдии, один солист в другого. На экране согласно рассказам и музыке появлялась ангел, храмы, пещера и жертвенные животные, свечи, рождественская ель и шары-мандарины…

Пять лет подряд в Томской филармонии - 25 декабря и 7 января, когда наступает Рождество Христово, сцена органного зала становится местом, где свершается «желанное чудо воочью…». Но раньше пение и игру на органе сопровождала песочная анимация. Нынче материал для иллюстраций изменился. Оба концерта «Рождественский вертеп» были проиллюстрированы рисунками в технике эбру – рисунками на воде. Рисовала художница динамичной анимации Полина Лебедева.

Для участия в проекте ее пригласил художественный руководитель филармонии Дмитрий Ушаков

На облаке фантазии



Необычное название, корябающие нёбо и слух две звонкие согласные, вызывают жгучее желание узнать – откуда, из каких краев, каким ветром занесло это слово в русский язык и в художественную практику.

- Слово из Персии, а краски – из Турции, - поясняла Полина слушателям, которые после концерта окружили художницу плотным кольцом. - Термин «эбру» переводится как «воздушные облака». Техника очень древняя. В Персии, а ныне в Иране и в Турции существует запрет на изображение лиц и обликов, поэтому с эбру связывают декоративные абстрактные рисунки. Эбру не предполагает, что рисунок должен получиться четким и ровным. Некоторые даже думают, что уметь рисовать необязательно. Я не разделяю это мнение…

Если описывать появление рисунка на воде, то начинать надо с материальной части: с инструментов, красок, «палитры», ламп, кистей и прочего…

На столе прозрачный ящик, чуть более формата А-4. В него выливается из канистры белая матовая жидкость.

- Это глицерин? – пытается угадать мужчина.

- Нет.

- Масло?

- Нет. Специальный загуститель растительной природы. Его я готовлю дома. В жидкость добавляю экстракт гевеи – он делает раствор густым и вязким, благодаря чему цветные капли не тонут и не смешиваются, как в обычной воде. Я обычно дома развожу в той консистенции, чтобы краски раскрывались так, как тебе надо.



- Краски для эбру очень дорогие, - замечает женщина, которая работает в этой технике с детьми. – Мне прямо из Турции привозят.

- Я заказываю по Интернету. В Томске их не продают.

- Почему, когда вы на лист переносите копию рисунка, краски не расплываются?

- Потому что краски быстро впитываются в лист. Рисунок можно переносить на любую поверхность, кроме стекла.

- А рисунок можно взять себе на память?

- Можно. Когда бумага высохнет, то она может скукожиться, и надо ее либо положить под пресс, либо осторожно разгладить утюгом, как это делают акварелисты.

- Техника эбру похожа на акварель?

- Нет. Акварель – это когда краски вливаются друг в друга. Чтобы работать «на воде», краски смешивают на кончике кисти до нанесения на поверхность. Важно помнить, что краски накладываются слоями. Для того, чтобы они раскрывались, используют бычью желчь. Но пигменты капризны и очень чувствительны к температуре. Иногда приезжаешь на мероприятие, а краски не работают. Потому что у меня дома 25 градусов, а на улице минус 30, и пигмент замерз.

- И что делать?

- Ставлю на батарею. Но чтобы избежать подобных ситуаций, использую готовые краски. Храню в специальных баночках, а на концертах пользуюсь мелкой тарой.

… В этот момент Полина сливала из маленьких баночек (не больше наперстка) краски, которыми она пользовалась во время концерта, создавая иллюстрации к истории рождения Христа. Рядом лежало шила с разной длиной иголок. В стаканчике стояли кисти. Чуть в стороне – две канистры с раствором. На полу – воплощенная в рисунке музыка.

Особая тема



Разобрать специальный планшет (как и собрать его) – почти то же, что собрать/разобрать автомат. За полтора года Полина уже научилась управляться со штативами, лампами, экраном и другой необходимой техникой

Из Органного зала Полина Лебедева уходила последней. Уже закрыт был орган, главный голос Благой Вести. Уже ушли исполнители. В концерте 7 января наряду с солистами филармонии Марией Блажевич (орган), Юлией Шинкевич (сопрано), Ириной Макаровой (сопрано), Денисом Дорофеев (тенор), Евгением Штейнмиллером (баритон), участвовали музыканты из Арт-проекта «Васильев вечер». Но память еще хранила впечатления от величественного Баха, торжественной песни Ф. Мендельсона и проникновенной Ave Maria Шуберта.

- Для меня это был первый опыт работы на сцене филармонии и первый опыт создания рисунков на тему Рождества, и должна признаться – это сложно, - призналась художница. – Сначала слушала запись произведений, которую прислал мне Дмитрий Ушаков. Потом придумывала эскизы. Затем подбирала состав красок, которые бы успели раскрыться во время звучания музыки. Потом просто репетировала. Конечно, это «просто не просто». Я день только тренировалась под музыку. Надо закончить рисунок, звучания. В отличие от песка, краска на воде должна раскрыться. Значит, я должна заложить на этот процесс время. Если опоздаю, а музыка пойдет дальше, то зритель это заметит. С другой стороны, музыка помогает настроиться.

Несмотря на то, что были сделаны эскизы, а музыка 25 декабря и 7 января звучала почти одна и та же, рисунки получились разными.

- Для меня Рождество – это, скорее, простая человеческая история. Когда солисты филармонии рассказывают, как Мария беременная отправляется в путь… И как не может найти место для ночлега, то становится жалко Марию. Однако, когда артисты начинают петь арии, то все приобретает какое-то неземное звучание… А мне нужно под эту музыку найти цветовое решение. Именно в нем и передается настроение.

На столе, перед глазами Полины лежал листочек с программой: «А. Корелли – Рождественская Пастораль из Кончерто гроссо ор.6 №6; Ф. Мендельсон Песня «Hark the Herald Angel sing»; Митрополит Иларион (Алфеев) Боже, очисти мя из «Страстей по Матфею)…». Но художнице надо было «услышать» цветовую историю, соединить музыку, рисунок и, собственно, сам Евангельский сюжет в картину. Самым сложным оказалось – рисовать в унисон с дудуком. Импровизацию на этом народном инструменте исполнял Александр Беспалов, руководитель Арт-проекта «Васильев вечер». Монохромный звук дудука надо было не только передать в цветном изображении, подобрав глубину и яркость красок, но и придумать новый поворот известного сюжета.

Помог не столько опыт «водной» и песочной анимации, сколько знания по психологии. Полина, дипломированный психолог, уже лет пять совершенствует себя в сфере изобразительного искусства. Опыт сотрудничества с филармонией ей добавил новые знания: она теперь знает, как «звучат» краски.

Текст: Татьяна ВЕСНИНА.
Фото: Игорь ВОЛК.