bkz.tom.ru | Поиск по сайту | Карта сайта | Архив | Документы учреждения |

Не музыка, а взрыв

«Сибирские узоры» отмечают 40 лет творческого пути

В тот год, когда «Сибирские узоры» появились на свет, Стрежевой получил статус города, в космос СССР запустил 91 корабль, и все успешно, Александра Пахмутова написала песню «Любовь, комсомол и весна», а Владимир Шаинский выдал сразу два хита «Вместе весело шагать по просторам» и «Идет солдат по городу». Алла Пугачева пела о трудностях учебы – «Песню первоклассника», а Яак Йола – о солнечных часах. Микаэл Таривердиев сочинял музыку для фильма «Ольга Сергеевна», Гия Канчели для «Мимино», народ распевал песенку Д’Артатьяна из только что вышедших на экраны «Трех мушкетеров».

С песней - на танке!


Но все эти песни были из телевизора, а живую музыку жителям томской глубинки дарил ровесник этих песен - ансамбль народных инструментов, созданный в том же 1978-м году в Томской филармонии. Баян Геннадия Черненького и балалайка Олега Башлыкова, чуть позже примкнувшие к ним домры Ольги Лугачевой, Надежды Подручной, Ирины Суднишниковой и контрабас-балалайка Олега Иволгина брали за душу селян и горожан русскими наигрышами и русскими песнями. И, как бы это не звучало сегодня странно, но рабочие на заводах, доярки на фермах «Коробейникам», «Валенкам» и тому, что «Светит месяц» были рада не меньше, чем Женщине, которая поет в телевизоре…

Новый ансамбль призван был усилить народное направление в концертной деятельности. Про «укрепление» и «усиление» хорошо понимал тогдашний художественный руководитель филармонии Олег Иволгин. Именно он убедил баяниста Геннадия Черненького собрать вокруг себя людей, таких же, как он, - любящих народную музыку, народные инструменты, владеющими ими в таком же совершенстве.

Страна тогда жила согласна пятилетним планам, и перед коллективом, ставились вполне конкретные задачи: 24 концерта в месяц.


- Годовой план мы выполняли уже к 1 Мая. Давали по два –три концерта в день. Репетировали каждый день, вернее, каждое утро, с 7. 30, - вспоминает Геннадий Черненький. - Я старался добиваться ансамблевого звучания. Когда в единое дыхание, то все получается. Это большое дело – играешь, а сосед дышит с тобою в унисон.

У энтузиазма были свои причины. Нарабатывали репертуар. Первую программу подготовили с заслуженной артисткой России Натальей Гавриловой. «Романс. Песня. Вальс». И дальше пошли по классике: «Руслан и Людмила» М. Глинки, «Метель» Г. Свиридова, «Пер Гюнт» Э. Грига. Переложения симфонической музыки на народные инструменты делал сам Черненький, а художественный текст читала Светлана Иволгина. Публика и в городе, и в селе принимала на ура такие программы.

В первые годы своего существования ансамбль народных инструментов в филармонии был немногочисленным коллективом (если не считать фортепианного трио и струнного квартета), зато «охватывал» своим творчеством всю область и прилегающие к ней территории Кемеровской, Новосибирской областей, Алтайского края.

- Прилетели мы в Каргасок самолетом, дальше надо к буровикам, на вахту, а тут налетел настоящий буран – машины не могут идти, - рассказывает Геннадий Черненький. – Секретарь райкома спрашивает: «На танке поедете?» «Поедем». И дали танк. Откуда он не знаю, но к нему прицепили сани. Мы в санях, на нас сверху набросали с десяток тулупов, чтобы не продувало, и доставили до места. Дали концерт, обратно тоже на танке.

- На северах бывали часто. Мы тоже нефть добывали, - с улыбкой рассказывает Ольга Лугачева – Программа была везде одинаковая: прилетаем, нас ведут на буровую, показывают, после обеда мы в той же столовой даем концерт. Домры, балалайка, баян были по душе вахтовикам.

По душе игра ансамбля Томской филармонии пришлась и москвичам. На концерте в Доме работников искусств, где область презентовала Москве свое искусство, нужна была визитная карточка. И ей стала песня «Серебристый город на Томи», музыку к которой написал Геннадий Черненький. Она звучала по радио в качестве позывных. Пел Вячеслав Угольников, а играл ансамбль народных инструментов.

От Тихого океана до Пиренейского полуострова



Насколько широка страна, артисты ансамбля народных инструментов, узнавали на собственном опыте. Ездили не просто много, а очень много. Десять –двенадцать дней в месяц обязательно приходились на гастроли. У каждого уже был готов «дорожный набор»: термос, кипятильник и теплый шарф, чтоб согреть инструмент, если выезжали в сильный мороз. А вот названия у ансамбля не было до самой перестройки, и даже когда в стране объявили гласность «народники» филармонии все еще были безымянными.

- Афиши нужны были яркие, ударные. Поэтому и задумались, - поясняет Ольга Лугачева, первая домристка ансамбля. - Включение коллектива в реестр «Россконцерта» (произошло это в конце советской власти) ускорило процесс. Идею с названием подал Александр Спиридонов (контрабас – балалайка), в то время он был художественным руководителем. Конечно, «узоров» по стране было много, но сибирских еще не было. Название прижилось быстро, легло на имидж коллектива, и уже к моменту гастролей по Дальнему Востоку вместе с ведущей «Музыкального киоска» Элеонорой Беляевой стало для всех родным.

В Томск известная телеведущая в 1993 году привезла нескольких музыкантов и певцов из Москвы. Сначала «Сибирские узоры» дали концерт в Органном зале. Послушав томских музыкантов, Беляева включила ансамбль в состав своего музыкального тура по городам Дальнего Востока. И «Сибирские узоры» играли в самых престижных залах Хабаровска, Владивостока, Комсомольска – на – Амуре, Петропавловска – Камчатского. В программе – шедевры из золотого фонда народной музыки: «Светит месяц», «Коробейники», «Утушка луговая». Кроме того, ансамбль тогда впервые аккомпанировал московским солистам.

- Принимали нас потрясающе, даже Тихий океан показали,а в Петропавловске-Камчатском я разыскала своего племянника, который служил на Тихоокеанском флоте, - рассказывает Ольга Лугачева.
Гастроли «Сибирских узоров» в составе «Росконцерта» были первыми и последними. Вскоре «Росконцерт» расформировали.

После крушения Советского Союза, бывшие республики в одночасье стали ближним зарубежьем. И сначала музыканты «Сибирских узоров» шутили, что выступали за границей, вспоминания концерты в Тбилиси в 1988 в составе Томской филармонии во время Дней Томской области в Грузии. А на заре третьего тысячелетия взяли да и рванули на фестиваль в Финляндию, причем, заметьте, джазовый.

- Я люблю очень контрастную музыку, очень яркую. Не музыка, а взрыв на сцене.
А джаз и рок-н-ролл люблю с юности, и мне нравилось их смешивать с народными мелодиями, - признается Юрий Полянин, руководивший «Сибирскими узорами» двадцать лет, с 1992 года. – Аранжировки – это фактически новые сочинения, так как берется известная тема и обрабатывается. Я подбирал произведения, которые будут оригинально, но не смешно звучать со сцены. Хотя иногда делал специально с юмором. Например, Кате Дворниченко дал песню из репертуара популярной тогда негритянской певицы. Это был, конечно, некий стёб, зато весело. Самыми популярными были «Подмосковные вечера», исполняемые в духе Deep purple на баяне, балалайке и домре.

Организаторов фестиваля «Балтик джаз» в Дальсбруке (финское Монте-Карло) Полянин нашел сам. Если первый раз «Сибирские узоры» были для всех старожилов фестиваля этаким «котом» в мешке, то уже на следующий год их звали, их ждали, на их концертах были аншлаги.

- Приходили посмотреть на сумасшедших русских, которые играют джаз на балалайке и баяне. И это в 2001-м году. Представьте, там был Ленинградский диксиленд. Они нас послушали, потом подошли ко мне «Да у тебя такие ребята играют! В них вкладывать надо!» - говорит Юрий Полянин.

В Испании, куда ансамбль поехал через несколько лет, публика ждала не джаза, а русскую музыку, и тут развернулась Екатерина Дворниченко. Ее вокал и звучание русских народных инструментов жителям Пиринейского полуострова понравились настолько, что у них появились постоянные слушатели, о выступлении артистов из Сибири писали местные газеты. Ведь когда поют о любви – это понятно без перевода.

«В сорок лет все только начинается»



Фразу героини Веры Алентовой из фильма «Москва слезам не верит» на репетиции юбилейного концерта произносят почти все «узоровцы», но с разными интонациями. Шутливо. Иронично. С оптимизмом. И у каждой эмоции есть основания.

Жизнь любого творческого коллектива в чем-то похожа на семейную, а уж когда коллектив небольшой по составу, да еще и постоянно гастролирующий, то человеческие качества оказываются иногда важнее профессиональных компетенций. Ведь государственное задание (по-старому – план) «Узоры» выполняют в основном за счет выступления в детских садах и школах, а дети – публика особая. Поэтому программы
составляются с учетом возраста слушателей. Но на детских песенках профессионально не вырастешь, мастерство не отточишь, а ведь у каждого артиста есть свои творческие амбиции.

И всегда важно, кто «рулит». Геннадий Черненький подбирал виртуозов, Виктор Прибылов и Александр Спиридонов работали с теми, кто приходил сам в ансамбль. Юрий Полянин подбирал музыкантов, чтобы они могли играть новую музыку. «Золотой состав сам по себе не возникает. Мне не нужны те, кто спит на сцене», - говорил он. Именно Полянин пригласил в «Сибирские узоры» Екатерину Дворниченко, Максима Алдохина, Вадима Немерещенко, Николая Кузнецова.

Но играть «новую» музыку (джаз, рок, эстраду) соглашались далеко не все. В том «золотом» составе ансамбля, который ездил на фестивали и гастроли в Польшу, Финляндию, Испанию – Юрий Полянин (баян), Юрий Морозко (балалайка), Павел Юрьев (домра), Максим Алдохин (домра-альт), Владимир Дорохов (ударные), Бронислав Семичов (контрабас-балалайка), Екатерина Дворниченко (вокал) – не было уже виртуозных домристов Ольги Лугачевой и Алексея Пиоттуха. Они вышли из «Сибирских узоров» в середине 90-х и создали свой коллектив – дуэт «Интрада», успех к которому пришел довольно быстро. Лугачева и Пиоттух остались верными классике. К тому же, Алексей сочинял свои композиции и делал переложения на домбру сложных симфонических произведений.



Два года назад «Сибирские узоры» возглавила выпускница Новосибирской консерватории Наталья Култышева (домра), и ансамбль повернул в сторону академического исполнительства. Даже известные композиции «Светит месяц», «Ах, ты, береза» исполняются в иной манере, иногда в новых обработках и переложениях. В обращении к классике, которую играют сегодня «узоровцы», с одной стороны можно увидеть продолжение традиций, заложенных еще Геннадием Черненьким, а с другой – новую тенденцию. Переложения симфонических сочинений звучат не как аккомпанемент, а как самостоятельные произведения, где каждый артист может показать свое исполнительское искусство. К слову, о составе. В «Сибирских узорах» сегодня соединились «вчера» и «сегодня»: в ансамбль недавно вернулся Станислав Фельдбейн (домра), который помнит начало творческой жизни «узоров», а чуть позже пришел после консерватории Кирилл Кызлаков (домра).

Поэтому в репертуаре остаются и хиты, которые прославили ансамбль и которые публика желает слышать. На юбилейном концерте «Буги-вуги» на баяне сыграет Игорь Мудрин, а обработку белорусской песни «Я табун стерегу» - балалаечник-виртуоз Николай Кузнецов. Прозвучит «И весь этот джаз» в исполнении Екатерины Дворниченко, и зарубежная эстрада на английском языке в исполнении Татьяны Кузнецовой. К слову сказать, далеко не в каждом ансамбле народных инструментов есть свои вокалистки, а у «Сибирских узоров» их сразу две. Причем, обе замечены и отмечены жюри различных конкурсов.



…Как готовятся «Сибирские узоры» к своему юбилейному концерту, в филармонии слышат все.

- А вот тут хорошо бы пустить поздравления от Сергея Захарова или Олега Безинских», - предлагает ведущий концерта Илья Гваракидзе.

Действительно, новой вехой в жизни ансамбля стали концерты с известными эстрадными исполнителями: Сергеем Захаровым, Евгенией Смольяниновой, Олегом Безинских, Евгением Южиным, Игорем Манашировым, Станислав Серебренников. Как признавались потом приглашенные солисты, такой опыт выступления под аккомпанемент народных инструментов оказался полезным.

- Потому что в народных инструментах – душа народа. А мы эту «душу» руками трогаем, - замечает балалаечник Николай Кузнецов.


Татьяна ВЕСНИНА.