bkz.tom.ru | Поиск по сайту | Карта сайта | Архив | Официальные документы

СЕЗОН ЗАКОНЧЕН. ВЫСОТА ВЗЯТА

Больше тысячи томичей слушали классическую музыку во время грозы

Оркестр и молнии начали почти одновременно. Уже тромбоны и контрабасы сыграли вступление симфонической фантазии «Франческа да Римини» П.И. Чайковского, подняв волну тревожного ожидания, как электрические разряды прорезали лиловые, набрякшие ливнем тучи. Гром и тамтам ударили синхронно. И понеслось! На сцене Большого концертного зала репетиция Томского Академического симфонического оркестра, в городе - гроза.

К семи вечера ливень сбавил темп, будто сжалившись над любителями классической музыки, которые спешили на концерт Закрытия 72-го сезона Томской филармонии. Грозовая стихия, как сообщили позже информационные агентства, вызвала немало бед в городе: отключение электричества и холодной воды в Октябрьском районе, дорожные аварии и пробки. Однако для 1000 человек гроза не стала препятствием, чтобы встретиться с музыкой Чайковского, Танеева, Рахманинова, Скрябина.

Ураган на сцене



Всем пришедшим уже было неважно, бушует ли на улице гроза, есть ли в квартире электричество, когда волны музыки стали скатываться в зал, пробуждая волнение в душе. Страницы «Божественной комедии» Данте, где адские вихри и стоны грешников окружили героя, где тени влюблённых Франчески и Паоло привлекли внимание поэта, некогда впечатлили Чайковского. А теперь воплощенные в симфоническую фантазию эти вихри и стоны были явлены слушателям в виде тревожного звука меди, ураганного тремоло струнных и оглушительного тутти оркестра. Когда же печальный кларнет приступил к рассказу о трагической истории двух возлюбленных Франчески и Паоло, тысячный зал затаил дыхание... Голос кларнета Евгения Лукьянчука остался в памяти как прекрасные и неповторимые мгновения...

Бывают странные сближенья



Афишу последнего концерта 72-го сезона отчасти сформировал российский фестиваль хоров «1000 голосов», который, стартовав в марте, завершился в день окончания сезона, 14 июня. Поэтому следующим номером программы стала кантата С. Танеева «Иоанн Дамаскин». Для исполнения этого сложного, но красивого хорового произведения пригласили Хоровую капеллу Томского государственного университета, в чьем репертуаре это сочинение значится давно. Тогда как оркестр не играл эту музыку несколько десятков лет.

Перед тем, как певцы заняли свое место на сцене, ведущий концерта - художественный руководитель Филармонии - Дмитрий Ушаков предупредил о «странных сближениях» и перекличках имён и сюжетов, которыми пронизана вся программа. Дело в том, что свою «Франческу» Чайковский посвятил другу, ректору Московской консерватории С.И. Танееву, а Танеев в свою очередь «Дамаскина» - памяти основателя консерватории, выдающегося пианиста Н. Г. Рубинштейна, который первый исполнил симфоническую фантазию Чайковского.

Отталкиваясь, как и Чайковский, от литературной основы - поэмы А.К. Толстого (композитор использовал отрывок «Иду в неведомый мне край»), Танеев пишет кантату не о самом византийском богослове и гимнописце, а берет основной темой один из его духовных гимнов «Со святыми упокой». С одной стороны, это было в тему памяти, с другой - через образ Дамаскина композитор создаёт образ Рубинштейна, подвижника, человека великого духа и воли. Как и в сочинении Чайковского, так и в кантате Танеева возникают образы иного мира и душ, живущих в иных сферах. Вторая часть, которую капелла исполняла без сопровождения оркестра, наполненная светом и возвышенной печалью, ассоциативно рифмовалась со второй частью «Франчески да Римини». И не только по настроению, но и по мысли: Танеев, будто подхватывая тему любви, выводит ее на новый уровень - духовной любви, которая очищена уже от земных страстей. Когда в коде у медных духовых вновь зазвучала тема «Иду в неведомый мне край», казалось, что сама музыка стала той самой энергией любви и света, которая обеспечивает движение жизни.

Спор стихий



И снова о странных сближениях. Дантовские герои вдохновили и Сергея Рахманинова на написание одноактной оперы. Наверное, для искушенных слушателей было бы интересно в один вечер услышать две музыкальные интерпретации литературного сюжета, но в концерте закрытия имя Рахманинова возникло в связи с кантатой «Весна». А внутренняя связь «Весны» с другими произведениями программы - все та же тема, любовь.

Обычно это сочинение представляют, как торжество новой жизни, обновление природы, которое наступает с приходом весны. Светлая, жизнерадостная кантата была написана в счастливый период жизни композитора: в ту весну Рахманинов женился, о чем слушателям напомнил Дмитрий Ушаков. Но гроза и ливень внесли дополнительные смыслы в тему. Как известно, тема обновления жизни, радостного гудения весны подсказана стихотворением Н.А. Некрасова «Зеленый шум», положенным в основу кантаты.

В день концерта природа буквально спорила с искусством: что сильнее воздействует на умы и чувства людей - сама стихия или отражение стихии в музыке. Этот внезапный спор разрешил главный дирижер Томского Академического симфонического оркестра Ярослав Ткаленко, который руководил процессом слияния оркестра и капеллы в ансамблевом достижении радости. Искусство в итоге победило. Послевкусие от исполнения оказалось дольше, чем процесс извержения небесных потоков.

Лучше гор могут быть только … симфонии



Последний концерт сезона - это конечная цель восхождения, если сезон рассматривать, как гору для покорения. И было несколько трудных вершин на 72-м маршруте, которые оркестр взял: это Седьмая симфония А. Брукнера и Первая Г. Малера. Исполнение малеровской симфонии оркестранты и маэстро Ткаленко оценивают как особое достижение.

- Весь этот сезон музыканты исполняли музыку второй половины XIX и XX веков – крупные произведения, где заняты большие составы, где сложные образы и техника. Это был сознательный риск, потому что реакцию публики угадать сложно. Но такова наша миссия – давать возможность томичам слышать такую музыку, - говорит Наталия Чабовская, директор филармонии, кандидат искусствоведения.

Она напомнила, что в завершившемся сезоне была создана программа развития Томского Академического симфонического оркестра, которая предусматривает не только расширение штата и покупку новых инструментов, но и перспективы художественного совершенствования.

В экстазе



Последней вершиной в восхождении оркестра стала «Поэма экстаза» Александра Скрябина, прозвучавшая в концерте 14 июня. К этому сочинению, где тема страсти и страданий заявлена уже в заголовке, оркестр обратился спустя многие десятилетия. «Поэма» потребовала усилить группу медных духовых двумя валторнами, трубой и тромбоном. Усилили за счет приглашенных артистов. Не потому, что состав Томского симфонического оркестра испытывает дефицит в кадрах, а потому что композитор в партитуре прописал четверной состав инструментов.

Масса звука, плотного и яркого, призвана была обеспечить, по мысли Скрябина, соединение легкости полета с упоением творческой мощи духа, грандиозности и утонченности звучания. «Легкость полета», светлую радостную энергию Духа передавала труба Алексея Шелеста. Его соло придало торжественную окраску всей поэме. «Мощь духа» чувствовалась во время всех оркестровых тутти и когда одновременно играли восемь валторн. На «ритмы тревожные» работали сразу пять труб и три тромбона. Вся духовая группа в грандиозной динамике стремилась передать энергию земли. Когда оркестр уже миновал кульминацию, когда уже прошла тревожная тема протеста в грозном звучании тромбонов, и волна музыки стала спадать, в памяти возникли слова Бориса Пастернака. «Больше всего на свете я любил музыку, больше всех в ней – Скрябина» - писал он в «Охранной грамоте».

Перечитывая его полудетские воспоминания о репетициях и премьере «Поэмы экстаза» в Московской консерватории, соглашаешься с поэтом если не в живописном описании музыки, то в ощущениях от нее. «Без слез я не мог ее слышать», - признавался он. Оркестр под управлением Ярослава Ткаленко так мощно вышли на коду и исполнили финал, что тысячный зал несколько минут приходил в себя, а потом взорвался аплодисментами.

Буря эмоций в зале, к счастью, не стала поводом для новой волны буйства природной стихии. Но изменившееся состояние атмосферы отметили многие слушатели, как и изменившееся свое внутреннее состояние.

К новым вершинам филармония уже проложила маршруты (абонементы в продаже). Следующий сезон стартует уже 22 сентября. По складывающейся традиции, его откроет Томский Академический симфонический оркестр и Денис Мацуев.

Текст: Татьяна ВЕСНИНА

Фото: Игорь ВОЛК