bkz.tom.ru | Поиск по сайту | Карта сайта | Архив | Документы учреждения |

О гениальности и судьбе
JC_07.jpg

О гениальности и судьбе
Юбилеи композиторов – 100-летие Александра ЛОКШИНА и 80-летие Константина ЛАКИНА – стали поводом для симфонических премьер

В программе концерта против каждого произведения стояли слова – «мировая премьера» либо «первое исполнение в Томске». Инициатором этих премьер выступили маэстро Михаил Грановский и Томский Академический симфонический оркестр.

Редкий концерт содержит хотя бы одну премьеру, а тут сразу четыре! Такую роскошь может позволить себе только фестиваль. Именно так и случилось 13 декабря: четыре премьеры были вписаны в афишу Фестиваля-конкурса классической музыки (ансамблевое исполнение).

Но и премьера премьере рознь. Одно дело, когда надо настроиться на знакомство с новым сочинением композитора, который тебе известен, и само его имя уже формирует так называемый «порог ожиданий», другое – когда предстоит открыть для себя и имя композитора, и его музыку. У томских слушателей, что пришли в Большой концертный зал или слушали онлайн-трансляцию, случилось все сразу.

Их, то есть нас, ожидало знакомство с двумя новыми сочинениями томского композитора Константина Лакина – Концертино для скрипки с оркестром и Симфонией № 4. И два не звучавших ранее в Томске произведения Александра Локшина – симфоническая поэма «Цветы зла» и музыка к фильму «На озерах Казахстана». Имя Локшина обычному слушателю ничего не говорило. Зато за автора говорили другие имена – поэта-символиста Шарля Бодлера, на стихи которого была написана симфоническая поэма, и режиссера-кинодокументалиста, создателя передачи «В мире животных» Александр Згуриди.


ВОЗВРАЩЕНИЕ МУЗЫКИ

Оркестр начал знакомить с самого «неизвестного» имени.

- Я давно хотел исполнить «Цветы зла» Александра Локшина, - признался до премьеры Михаил Грановский, – а столетний юбилей композитора, о котором, кстати сказать, никто из оркестров России, кроме нашего, не вспомнил, стал поводом обратиться к его музыке. Спустя 80 лет мы исполняем то сочинение, которое сыграло в жизни композитора Локшина очень большую роль. К сожалению, со знаком минус. То, что мы сейчас исполняем «Цветы зла» – это большое событие не только для Томска, но и для России. Потому что мы возвращаем слушателям потрясающее произведение. В нем можно услышать разные стили, разные направления – и импрессионизм, и Римского-Корсакова, и Малера, а где-то и Шостаковича, но в том-то и дело, что это никто из них – это Локшин, его язык.

Симфоническая поэма на стихи из сборника «Цветы зла» Бодлера сыграла действительно роковую роль в жизни молодого композитора, который готовил ее как дипломную работу (написал в 19 лет, в 1939 году, но впервые она прозвучала в 1941-м). Трагическая тень судьбы Бодлера легла на композитора: после первого исполнения «Цветов зла» Александра Локшина отчислили из Московской консерватории, углядев эротический подтекст в стихах. Когда-то и самого автора стихов отдали под суд за оскорбление «добрых нравов».

И дальше судьба играла с композитором, как кошка с мышью – то давала надежду, то лишала самого дорогого – честного имени. Когда началась война, Локшин, не попав на фронт из-за открывшейся язвы, оказался в Новосибирске, где жила его семья. Кстати, сам он родом из Бийска. Туда же, в Новосибирск, из Ленинграда был эвакуировал симфонический оркестр Евгения Мравинского. И великий дирижер в 1943-м году исполнил вокальную поэму Александра Локшина «Жди меня» на знаменитые стихи Константина Симонова. Именно тогда, в 1943-м, выдающийся музыковед Иван Соллертинский сказал пророческие слова: «Мы присутствуем при рождении большого композитора».

Поддержка Соллертинского и композитора Николая Мясковского, у которого Локшин учился в Московской консерватории, позволили ему в 1944-м восстановиться, окончить консерваторию и даже преподавать в ней. Пока не наступил 1948-й год, ознаменованный борьбой с формализмом и космополитами. За пропаганду музыки Малера, Берга и Шостаковича Александра Лошкина уволили. Но самый страшный удар судьбы последовал в 50-х годах, после смерти Сталина, когда композитора два узника ГУЛАГА обвинили в доносительстве.

Французский режиссер Иосиф Пастернак, спустя много лет снял фильм «Гений зла», в котором восстанавливает доброе имя Александра Лазоревича. «Я обратился к трагедии Локшина потому, что для меня он является как раз образцом мужественного человека, который не кричал о своем геройстве, как многие антисоветчики, но и не гнул свою спину перед властью, – утверждает режиссер. – Александр Локшин был человеком, который никогда не шел на компромиссы со своей совестью».

Но очень долго, до самой смерти, композитор жил, как изгой, писал «в стол». Он сочинил 11 симфоний, которые практически никто не знает. Из-за обвинений от него отвернулась почти вся интеллигенция, кроме Дмитрия Шостаковича и пианистки Марии Юдиной. Кстати, Шостакович о локшинской симфонии «Реквием» отозвался очень высоко, назвав ее «гениальной музыкой». К исключениям относится и выдающийся дирижер Рудольф Баршай, который был большим другом Локшина и пропагандировал его музыку, особенно за рубежом. Произведения Локшина исполняли и Арвид Янсонс, и Геннадий Рождественский (до определенного момента; увы, и Геннадий Николаевич поверил в клевету).

И вот, наконец, музыка композитора с такой драматической судьбой усилиями Томского Академического симфонического оркестра и лауреата международных конкурсов, солистки нидерландского Бах-оркестра Яны Мамоновой вернулась к слушателю уже в XXI веке.

Для своей симфонической поэмы с голосом Александр Локшин выбрал три стихотворения Бодлера – «Прохожей», «Экзотический аромат» и «Печаль луны», в которых создан образ возлюбленной поэта, «с осанкой гордою, с ногами древних статуй…». И этому образу подарила свое красивое, сильное, яркое и чувственное сопрано Яна Мамонова. Ее голос стал проводником и в мир музыки, и в мир поэзии.

Для певицы из Новосибирска это было не первое выступление перед томской публикой, но первая работа с Томским Академическим симфоническим оркестром.

- «Цветы зла» – и для меня знакомство с уникальной музыкой Александра Локшина, – признается певица. – Я окунулась, во-первых, в трагическую судьбу автора, который не заслуженно был оклеветан и забыт. А, во-вторых, в его музыку. И счастлива, что причастна к тому, что даю новую жизнь ей.

Новую жизнь, а главное новое звучание – симфоническое – дал оркестр под управлением Михаила Грановского и киномузыке Александра Локшина.

В 1960-м году один из основоположников советского научно-популярного кино Александр Згуриди, создавая документальный фильм о гнездовании пеликанов на озерах Казахстана, пригласил именно Александра Локшина к сотрудничеству. И композитор создал музыку, которая превратила киноповесть о жизни птиц, считающихся священными и символизирующими жертвенность Христа, в киношедевр.

- Замечательный фильм! – говорит Михаил Грановский. – Но музыка Локшина – просто изумительная. Когда я увидел эту запись, присланную мне сыном композитора, Александром Александровичем Локшиным, я влюбился в музыку. И сказал себе: «Я должен ее исполнить».

И она прозвучала! Впервые в мире в концертном исполнении, а не в фильме. Лирическая, пейзажная, с тонким психологизмом музыка была исполнена легко, виртуозно, божественно.


РОМАНТИК О РОМАНТИКЕ

– Я бы еще исполнил и симфонию Локшина, – признался маэстро Грановский, - но у нас в программе была заявлена другая симфония, другого юбиляра. Он очень хорошо известен томичам и любим ими – это Константин Михайлович Лакин. Ему нынче 80! И он полон творческих сил. Томский оркестр вновь первым исполняет его сочинения.

В январе Михаил Грановский дирижировал премьерой симфонической поэмы Лакина «Алые паруса», Рапсодией для большого симфонического оркестра, Концертом № 1 для скрипки с оркестром, представил две новые песни, а в марте – Поэму для альта с оркестром (солировала Светлана Шевкопляс). Так что он уже прекрасно был знаком с музыкальным почерком и стилем композитора, который явно тяготеет к романтизму.

И два премьерных сочинения также отмечены чертами этого стиля. Симфония даже посвящена позднему романтику XIX века Сезару Франку.

– Я всегда любил слушать пластинку с записью его единственной симфонии ре минор, – сообщил композитор накануне премьеры своего сочинения, – и однажды, совершенно спонтанно решил ответить Сезару – и стал писать свою симфонию в той же тональности – ре минор. Но если он написал ее в трех частях, то я свою – в четырех.

По словам Константина Лакина, первая часть – это романтическое повествование, в котором начальная тема (ре минор) перекликается с темой единственной симфонии Франка, однако в дальнейшем развитие темы происходит в стиле автора – Константина Лакина. Во второй части – скерцо – на фоне легкого звучания струнных раздаются выразительные реплики деревянных духовых инструментов. Однако и эти пассажи находятся в лоне романтических образов. Третья часть (самая медленная в симфонии) изложена наиболее сложным музыкальным языком и представляет собой размышления о сути творчества. В четвертой части происходит перелом настроения, и она звучит особенно празднично и светло.

К сожалению, композитор не смог присутствовать на премьере – пандемия заставила автора музыки отказаться от давней традиции – слушать свои сочинения в зале. Зато его Концертино для скрипки с оркестром, которое прозвучало первым, исполнил его сын – артист симфонического оркестра Александр Лакин.

Это уже третье произведение, которое Константин Михайлович доверяет первым исполнить сыну, да оно и писалось на Александра. Как указывает сам автор, Концертино написано для солиста, обладающего всеми видами скрипичной техники. Вместе с тем даже это технически сложное произведение наполнено романтикой, светлым мироощущением, позитивной энергетикой, характерной для композитора Лакина.

И Александр с любовью, вдохновенно исполнил его с оркестром. Он был точен в передаче авторского замысла. Слушатели приветствовали первое исполнение Концертино, как и 4-й Симфонии, горячими аплодисментами.

И в этом судьба вновь проявила свою благосклонность к Константину Лакину. В этом смысле томичу, в чьей творческой биографии тоже важную роль сыграл Дмитрий Шостакович, благословив на путь сочинительства выпускника Казанской консерватории, повезло значительно больше, чем Александру Локшину. Лакин никогда не писал в стол, хотя не все его сочинения еще исполнены. По словам сына и жены композитора, у него уже написаны пятая и шестая симфонии. Так что оркестр и слушателей еще ожидает новое знакомство.

Благодаря трансляции концерта «Юбилей композиторов» в прямом эфире свидетелями и первыми слушателями премьерного исполнения сразу четырех произведений стали жители разных регионов России. И в этом смысле судьба улыбнулась обоим композиторам-юбилярам – Локшину и Лакину.


Текст: Татьяна ВЕСНИНА
Фото: Игорь ВОЛК

JC_13.jpg

JC_02.jpg

JC_04.jpg

JC_06.jpg

JC_08.jpg

JC_09.jpg

JC_10.jpg

JC_11.jpg

JC_12.jpg

JC_14.jpg

JC_16.jpg

JC_18.jpg