bkz.tom.ru | Поиск по сайту | Карта сайта | Архив | Документы учреждения |

Фестиваль-конкурс классической музыки открыт
2020-10-25_festivaln3.jpg

Фестиваль-конкурс классической музыки открыт
Томский академический симфонический оркестр обозначил горизонты фестиваля-конкурса ансамблевого исполнительства


Между началом и окончанием концерта 25 октября выпал снег. Публика, выходившая на улицу со звучавшей еще в памяти «Героической» симфонией Бетховена, оказалась во власти другой музыки – музыки метели.

Казалось бы, какое отношение имеет это природное явление, типичное для поздней сибирской осени, к музыкальному событию? Как это ни парадоксально прозвучит – самое прямое. Ведь Фестиваль-конкурс ансамблевого исполнительства задумывался как фестиваль на Набережной Ушайки. И даже название уже было выбрано «Встречи на Набережной». И Томск стал бы не только свидетелем праздника ансамблевого исполнительства, но в и в каком-то смысле его участником. По крайней мере, архитектурный ансамбль исторического центра города тоже бы вошел в мегатекст музыкального события.

Однако совсем не сюрпризы погоды внесли изменения в планы филармонии, которая выступает инициатором и организатором Фестиваля-конкурса, а силы непреодолимого характера – пандемия коронавируса. Пришлось изменить сроки и место: вместо лета – осень, вместо улицы – концертный зал.

Поменялся ли от этого замысел? И да, и нет. Нет – потому что исток этого фестиваля – в желании показать искусство ансамблевой игры, и это желание осталось и будет реализовано во всех последующих концертах. Да – потому что волей–неволей изменился масштаб события, с переносом в зал концертов изменилось и восприятие музыки. Внимание слушателей теперь направлено исключительно на мастерство исполнителей. Атмосферу удовольствия от слушания музыки в открытом пространстве музыканты должны заменить удовольствием от виртуозности, профессионализма исполнительства, то есть играть в разы лучше. Чтобы каждый концерт, каждое прозвучавшее произведение дарило чувственное и интеллектуальное наслаждение.

Фестиваль начали с вершины ансамблевой игры – с оркестрового исполнительства. Томский академический симфонический оркестр, выступивший в роли хэдлайнера, уже первым концертом обозначил горизонты фестиваля-конкурса. Вернее, его безграничность, как жанровую, так и стилевую. Хотя временные рамки известны: с 25 октября по 20 декабря состоятся 7 концертов, один из них – конкурсный, 29 ноября.

Музыка, заявленная в программе концерта-открытия, как для оркестра, так и для слушателя – это все давно и хорошо знакомые сочинения. И Увертюру к опере «Хованщина» - «Рассвет на Москве-реке» М. Мусоргского, и Концерт для скрипки с оркестром № 1 Д. Шостаковича, и Третью «Героическую» симфонию Л. Бетховена симфонический оркестр играл и не раз в разных дирижерских интерпретациях.

Впрочем, фестиваль и не предполагает знакомить с новой музыкой. Задача у него другая – знакомить либо с новыми исполнителями, либо с новыми «конфигурациями» известных исполнителей. К примеру, 11 ноября в рамках фестиваля на одной сцене в одном концерте выступят три коллектива, которые вместе еще не выступали – филармонические «Сибирские узоры» с ансамблем «Шегарский сувенир» школы искусств села Мельниково и томским хореографическим коллективом «Сибиринка».

Но вернемся к концерту открытия – чем он удивил, стал интересен? И стал ли открытием не по форме, а по сути?

Два фактора создавали интригу для слушателей – приглашенный дирижер и приглашенный солист. С Антоном Шабуровым из Екатеринбурга оркестр играл впервые. А скрипачка Дария Зиатдинова, солировавшая в Первом Концерте для скрипки с оркестром Д. Шостаковича, будучи талантливой ученицей Первой музыкальной школы Томска, уже выступала на сцене Большого концертного зала Филармонии.

В родной город Дария, выпускница Новосибирской консерватории, вернулась уже в качестве лауреата международных конкурсов в России, Литве, Чехии, Австрии, Украине. В ее творческом багаже – мастер-классы Захара Брона, Эдуарда Грача, Серджиу Шварца и других выдающихся педагогов-скрипачей, гастроли в Южной Корее, Германии, Бельгии, Люксембурге, Финляндии, Норвегии, Румынии, Беларуси. Она много гастролирует и в России.

Вступление к опере «Хованщина» Мусорского Антон Шабуров продирижировал мягко и вдохновенно. Дивной красоты музыка дала не только наслаждение для слуха, но и для глаз. Хорошо следить за игрой оркестром с высоты последнего ряда – вот откуда видно согласованная ансамблевая игра! Когда на твоих глазах альты своим бархатным звуком начинают рисовать восходящее солнце, а потом флейты и засурдиненные первые скрипки добавляют краски в картину раннего утра. И вот уже начинают завораживающую мелодию вторые скрипки, а следом ухо ловит переливы арфы и соло кларнета, голос гобоя. Удар в гонг наминает о колокольном перезвоне храмов, и вот уже виолончели, альты в унисон с духовыми накладывают плотные мазки на полотно, где в чистых водах Москвы-реки отражается и голос петуха, и купола храмов, и стены Кремля, и русские хороводы.

К слову, маэстро выбрал оркестровку не Н. Римского-Корсакова, а Д. Шостаковича, чем неожиданно сблизил симфоническую картину «Рассвет на Москве-реке» с Первым скрипичным концертом Шостаковича. Таким образом два сочинения, столь разные по музыкальной «живописи», оказались не просто соседями в программе и прозвучавшими в одном отделении, но образовали внутреннее смысловое единство. Как будто оркестр по воле дирижера создал эпический диптих, основанный на контрасте: с одной стороны, идиллический образ России XVII века, как на полотнах Васнецова, а с другой – пугающий и в то же время гротескный образ страны, с мрачноватым колоритом шекспировских трагедий, где художник, точно Гамлет, решает для себя вопрос – быть или не быть, скакать со всеми в жутковатой бесовской пляске либо отправляться по доброй воле на кладбище. Осознанно это было сделано или «так получилось, но слушая эту музыку, соглашаешься с Мусоргским - «прошедшее – в настоящем».

Первый скрипичный концерт, который по масштабу может тягаться с симфонией, часто называют автопортретом композитора. И что необычайно важно, этот автопортрет писался в годы «второй травли» Шостаковича, когда вышло печально известное постановление 1948-го года, и хотя премьера состоялась уже после смерти Сталина, но печать противостояния тирании осталась на сочинении. Но композитор выписал не только свой автопортрет и портрет эпохи, но и портрет исполнителя, сделав героем всех четырех частей Концерта, скрипку. И всякий музыкант, кто отважится солировать в этом произведении, выставляет на обозрение и свой автопортрет. Вернее, отваживается писать свой автопортрет на глазах у публики и оркестра.

- В этом Концерте довольно сложная партия оркестра, - замечает Дария Зиатдинова. – И исполнить этот Концерт Шостаковича можно не с любым оркестром. Больше всего меня вдохновляет симфоничность этого произведения. Это не совсем скрипичный концерт, который любят играть все скрипачи, как концерты Чайковского, Венявского, Паганини. Это глубокая такая музыка, где партия скрипки связана с партией оркестра. И для меня это очень интересно. Именно такой ансамбль.

Контакт солистки с Томским симфоническим оркестром и с маэстро установился уже с первой репетиции. Поэтому на концерте и проявилась красота ансамблевого звучания. Шостакович в этом новаторском во всех смыслах произведении возвел ансамблевость исполнения в n-ю степень, использовав свой любимый прием сопоставления максимально далёких в тембровом отношении оркестровых красок. Например, скрипки и фагота. Что же касается автопортрета солиста в Концерте, то, пожалуй, он надолго запомнится каденцией, когда Дария Зиатдинова взяла немыслимо быстрый темп и вела музыку по восходящей линии и, не переводя дыхание, перешла к заключительной четвертой части, наполненной саркастическими насмешками.

Третья «Героическая» симфония Людвига ван Бетховена, прозвучавшая во втором отделении, казалось бы, о другом. Уж точно не о России. Но поразительно, как по смыслу, совпали Шостакович и Бетховен! Поистине, есть «странные сближения». Стремление обоих отразить свое время в музыкальном строе роднит эти два, казалось бы, совершенно разных сочинения.

Если же продолжить изобразительный дискурс, то следует признать, что исполнение музыки Бетховена – это портрет маэстро Антона Шабурова. Во-первых, это был его выбор. По его просьбе Первая симфония Рахманинова была заменена на Третью «Героическую» Бетховена. Скорее всего, потому, что маэстро сейчас весь в музыке последнего венца. С Дальневосточным симфоническим оркестром, которым сейчас руководит Шабуров, в год юбилея Бетховена, он запланировал сыграть все девять симфоний. Поэтому и Томску предложил бетховенское сочинение. Во-вторых, он действительно добился такой выразительности звучания этого шедевра, настроил оркестр на такое легкое и в то же время глубокое дыхание, что симфония оправдала и свое название, и слова Ромена Ролана о ней – нам было явлено чудо.

Итак, фестиваль-конкурс открыт. Томску и миру (благодаря онлайн-трансляциям) предстоит не раз убедиться в истине, что ансамблевая игра – это коллективное творчество.


Текст: Татьяна ВЕСНИНА
Фото: Игорь ВОЛК

2020-10-25_festivaln1.jpg

2020-10-25_festivaln2.jpg

2020-10-25_festivaln4.jpg

2020-10-25_festivaln6.jpg

2020-10-25_festivaln7.jpg