bkz.tom.ru | Поиск по сайту | Карта сайта | Архив | Документы учреждения |

vh oct weborgan live web 02.11francem web 2organ live web 09.112berega webdeti web 12holberg webrom20 web2BS weborni webdeti web 25cm fest conc webduh webrococo web 2
Вена – место, где музыке подчинена жизнь
fm_09.jpg

Вена – место, где музыке подчинена жизнь
Евгений Шевелев, ведущий концертов Томского Академического симфонического оркестра, открывает секреты музыкальной столицы мира

«Вена для вас – это …»
- «Торт «Захер», - не задумываясь, ответил Евгений Шевелев. И смутился. Ему как ведущему концерта «Вена на все времена» надо бы говорить о музыке, о композиторах… Однако даже если начинаешь говорить о кулинарных достопримечательностях Вены, то все равно обязательно закончишь музыкой.

- Мы приехали в Вену всего на один день, даже на полдня – и сразу в кафе «Захер», чтобы попробовать знаменитый шоколадный торт. А знаменитая кофейня располагается прямо за Венской оперой! – рассказывает Евгений. – Поэтому первый вывод, сделанный на бегу: даже если ты слишком голоден, и тебе кажется, что тебе не до музыки, не наткнуться на музыкальную историю просто невозможно.

По самой простой причине: она всюду, порой буквально под ногами... Через каждые два – три метра тебя встречают звезды мировой классики – Рихард Штраус, Иоганн Штраус, Людвиг ван Бетховен, Вольфганг Амадей Моцарт, Ференц Лист, Фредерик Шопен… Потому что мимо Венской оперы проходит «млечный путь» музыкальных звезд. Вернее, MUSIK MEILE WIEN расположена на знаменитой пешеходной улице Ке́рнтнерштрассе. Если пойти в одну сторону, дойдешь до Собора святого Стефана, где венчался и похоронен Моцарт, если в другую – то до Карлсплаца, где стоит памятник Иоганесу Брамсу и знаменитый Мюзикферайн (там дают венские балы на Новый год).

Я постоял у звезды Рихарда Штрауса, она почти рядом со входом в Венскую оперу, сфотографировался у памятника Моцарту.

Но я должен сказать, что музыку обнаруживаешь даже там, где не ждешь, где, казалось бы, ее и не должно быть – в венских кофейнях и ресторанах. Музыка разлита везде. Она в архитектуре, она в людях. У всех австрийцев в жилах, я убежден, течет голубая кровь.

В кафе «Захер» к нам подошел такой официант, что я думал: вот он сейчас возьмет и сядет за рояль, и начнет играть – такая белоснежная была на нем сорочка и такого безупречного качества костюм. Он принял заказ, ушел. Я говорю нашему гиду: ну, если на километр от центра Вены отойти, то, наверное, что-нибудь по-провинциальнее встретишь. «Нет, - отвечает девушка, что живет в Вене давно. – Даже в деревенском кафе ты встретишь вот такого официанта».

Потом я понял причину этого перфекционизма, безукоризненного внешнего вида – не от общего помпезного стиля столицы или высокого самомнения, а от уважения к своему делу. Каждый человек в своей работе видит искусство. И, прежде всего, музыкальное искусство. Мне казалось, что у того официанта в голове звучит и Штраус, и Моцарт, и все, что угодно.

Когда вечером мы зашли в другое знаменитое место – столетний ресторанчик «Фигльмюллер», лучшая шницельная Вены. Там делают такие огромные и сочные шницели, что съесть их за один присест – задача невыполнимая. Таким шницелем и Горбачева угощали. Так вот, этот «Фигльмиюллер» находится рядом с Домом Моцарта. Это раз. Когда подошел официант – такая же белая рубашка, такая же вышколенность. Но глаза (их никуда не денешь) – глаза были уставшими. Но когда он мне налил вино, их фирменное, приготовленное по рецепту заведения, и стал на меня смотреть – что скажу, как отреагирую. Этот взгляд я не забуду! Такое ожидание в нем было! Он ждал момент, когда в меня это вино вольется, как вкус его отразится на моем лице, на моих эмоциях! Я изобразил восхищение, так как в винах я не понимаю особо. Но его радость была неподдельная! Такую не сыграешь. Он был счастлив до невозможности.

Я очень жалел, что мы всего на один день заглянули в Вену. Но уезжал я проатмосференный музыкой до невозможности. Потому что Вена – это то место, где музыкальному ритму подчинена жизнь. Или так: где музыкальный ритм определяет ритм жизни. А еще доброта – это самое подходящее слово для венцев. Венцы – это вообще особая порода людей, которые в желании достичь совершенства вывели даже какую-то особую венскую музыкальную породу лошадей.

Тогда я еще не знал, что судьба мне приготовит новую встречу с Веной – но уже на сцене Большого концертного зала Томской филармонии. Не знал, что мне придется не просто слушать музыку Бетховена, Моцарта, Шуберта, Шопена, но и со сцены рассказывать о тех, кто творил и жил в Вене.

Записала: Татьяна ВЕСНИНА
Фото из личного архива Евгения ШЕВЕЛЕВА

fm_03.jpg  fm_04.jpg

fm_05.jpg  fm_02.jpg

fm_01.jpg  fm_06.jpg

fm_08.jpg

fm_07.jpg