bkz.tom.ru | Поиск по сайту | Карта сайта | Архив | Документы учреждения |

vh oct weborgan live web 02.11francem web 2organ live web 09.112berega webdeti web 12holberg webrom20 web2BS weborni webdeti web 25cm fest conc webduh webrococo web 2
БЕТХОВЕН завершает и благословляет
vh_01.jpg

БЕТХОВЕН завершает и благословляет
Томский академический симфонический оркестр и пианист Андрей Якушев блистательно завершили «Венский час»

Обстоятельства непреодолимой силы, как принято ныне выражаться, внесли существенные коррективы в концертный график филармонии. Поэтому концерт «Венский час», который должен был завершать филармонический абонемент еще в прошлом сезоне, фактически открыл череду симфонических концертов в Органном зале в сезоне 2020/21.

И те же самые обстоятельства изменили не только дату, но и программу, а также фамилии главных исполнителей. 3 октября за дирижерский пульт Томского академического симфонического оркестра встал Владимир Дорохов, а место за роялем занял молодой пианист Андрей Якушев, студент Новосибирской государственной консерватории имени М.И. Глинки. Оркестр вместе с солистом исполнили два крупнейших симфонических полотна – Концерт № 3 для фортепиано с оркестром и Симфонию № 2 Людвига ван Бетховена.

Вполне логично, что абонемент, название которого отсылает нас не только в блистательную столицу Австрии, но и к венским классикам, завершала музыка Людвига ван Бетховена. Композитор, которому в этом году исполняется 250 лет, замыкает тройку великих венцев – Гайдн, Моцарт и Бетховен.

Когда-то молодой человек из Бонна приехал в Вену, чтобы брать уроки у самого В.А. Моцарта. Но встречи не случилось. Через некоторое время начинающий композитор вновь приезжает в музыкальную столицу Европы с тем же намерением. Увы, Моцарта уже нет в живых, но (о, счастье!) Йозеф Гайдн, основатель венской музыкальной школы, соглашается дать ему несколько уроков. Эти страницы творческой биографии Бетховена, которому предстояло стать последним из венских классиков и первым из немецких романтиков, напомнила слушателям ведущая концерта, музыковед Василина Сыпченко.

Ее рассказ о молодых годах композитора можно было бы дополнить сообщением о том, что отношения учителя и ученика не были безоблачными. Как пишут биографы Бетховена, занятия с Гайдном его разочаровали: начинающему композитору казалось, что Гайдн недостаточно внимателен к его сочинениям, а Гайдна пугали мрачные мелодии бетховенских опусов. Тогда они еще были не привычны уху меломанов. Бетховену еще предстояло утвердить в музыке и присущие ему «страстные порывы души». «Ваши вещи прекрасные, это даже чудесные вещи, но то тут, то там в них встречается нечто странное, мрачное, так как Вы сами немного угрюмы и странны; а стиль музыканта – это всегда он сам», – написал однажды Йосиф Гайдн своему ученику. А вскоре они расстались. Гайдн уехал в Лондон, а Бетховен стал брать уроки и у Сальери.

О том, к чему стремился молодой человек из Бонна, показал другой молодой человек – Андрей Якушев, уроженец Томска, выпускник Томского областного музыкального колледжа имени Эдисона Денисова, лауреат томского областного Губернаторского конкурса «Дети играют с оркестром» (2016).

Возможно, именно возрастной фактор повлиял на восприятие произведения. Максималистские интонации молодости и лирическая открытость души слышались и оркестровом вступлении, и в игре солиста, когда он, воплощая «поэтическую идею» автора Концерта, вступил в диалог с оркестром. Тот самый восходящий трехзвучный мотив, что задали деревянные духовые вначале, тот самый энергичный пунктирный ритм главной темы, был повторен Якушевым как продолжение разговора о «свойствах страсти». И этот диалог с оркестром он провел динамично, осмысленно и выразительно. Но, пожалуй, самым красивым местом в его исполнении оказалась вторая часть, пронизанная тончайшим лиризмом.

Несмотря на то, что сочинения Бетховена, в том числе и это произведение, уже были в концертном репертуаре молодого пианиста, выступать в родном Томске, перед своими преподавателями, - это как вновь держать экзамен на музыкантскую зрелость.

– Учение – это самое главное сейчас, - заметил Андрей Якушев, отвечая на вопрос, как складывается дальнейшая концертная жизнь победителя областного конкурса. – На достигнутом уровне нельзя оставаться. Приходится в два, а то и в три раза больше трудиться, чем я это делал в колледже. В колледже профессиональная сцена кажется далекой перспективой. А в консерватории очень остро ощущается близость сцены, которая должна стать твоим «рабочим местом». И эта близость заставляет тебя больше концентрироваться, больше работать и вкладывать силы в то дело, что ты выбрал своим жизненным путем.

Дирижер остался доволен ансамблевостью исполнения и выразительностью игры солиста. «И динамика, и концентрированность мысли была у Андрея. Считаю, мы показали хороший вариант исполнения Бетховенского сочинения», - заметил Владимир Дорохов.

Маэстро Дорохова тоже можно назвать начинающим – это был второй концерт в нынешнем сезоне, когда он стоял за дирижерским пультом. Да и вообще, дирижерский опыт у артиста-мультиинструменталиста пока не богат, а тут такая глыба – Бетховен. Пусть прозвучали ранние его сочинения, но тот же Концерт № 3 еще при жизни композитора был признан выдающимся. Для современников Бетховена он вообще звучал новаторски: в те времена не принято было использовать минорную тональность как главенствующую. А, между тем к выбору тональности, как заметила ведущая концерта, композитор относился очень тщательно и обдуманно. Именно до минор определяет главную мысль и, можно сказать, обнажает душевные раны Бетховена, для которого тоже наступало время непреодолимых обстоятельств – он начинал терять слух. На Концерте, написанном в год преодоления личных страданий (1803), лежит печать этой непрекращающейся борьбы с внешними обстоятельствами.

Мечта идти дальше достигнутого Гайдном и Моцартом нашла свое отражение и во Второй симфонии Ре мажор (1802) Бетховена. Ее считают наиболее совершенным творением молодого композитора и называют «солнечно-светлой и радостной». И эта радость, соединившись с уверенно мужским, можно даже сказать мужественным, тоном, охватывала слушателя почти сразу и не отпускала на протяжении звучания всей симфонии. В музыкальной литературе об этом сочинении написано, что радость Бетховена была связана с тем, что он преодолел душевный кризис из-за несчастной любви и наступающей глухоты. Но для слушателей, которые пришли в Органный зал после сильно затянувшейся паузы пандемических ограничений, мажорная тональность означала преодоление этих самых обстоятельств «непреодолимой силы».

Овации и цветы солисту стали закономерным итогом «Венского часа». И солисту, и оркестру публика кричала: «Браво».

Текст: Татьяна ВЕСНИНА
Фото: Игорь ВОЛК

vh_07.jpg

vh_04.jpg

vh_06.jpg

vh_03.jpg

vh_05.jpg

vh_08.jpg

vh_10.jpg  vh_09.jpg