bkz.tom.ru | Поиск по сайту | Карта сайта | Архив | Документы учреждения |

vh oct weborgan live web 02.11francem web 2organ live web 09.112berega webdeti web 12holberg webrom20 web2BS weborni webdeti web 25cm fest conc webduh webrococo web 2
Дорогие учителя, с профессиональным праздником вас!
mteach web

5 октября - День учителя! Педагог – не просто профессия. Педагоги – это люди, которые не в последнюю очередь влияют на наше мироощущение, взгляды, мысли. А иногда и на наш характер тоже.

Накануне праздника мы предложили артистам Филармонии вспомнить самых главных учителей в их жизни. В новой рубрике «Учитель Музыки» вокалисты и музыканты говорят о своем пути в профессию. Делятся историями из студенческой жизни. Рассказывают о людях, под влиянием которых они стали такими, какими мы знаем их сегодня.


Промое
На фото: Репетиция ансамбля скрипачей «Блестящие смычки» в Большом зале Новосибирской консерватории
Слева направо: М.А. Кузина (педагог по специальности), Семён Промое, Иван Наборщиков, Юрий Кондря

Семён ПРОМОЕ (концертмейстер Томского академического симфонического оркестра):

В жизни каждого музыканта самый главный педагог – педагог по специальности. Для меня это профессор Новосибирской консерватории, заслуженный деятель искусств России Марина Александровна Кузина. Под ее чутким руководством я занимался, начиная с музыкального колледжа и до окончания ассистентуры-стажировки. Марина Александровна не только обучила меня тонкостям и специфическим приемам игры на скрипке, но и заложила принципы работы над музыкальным произведением. Сегодня я применяю их и в собственной исполнительской деятельности, и на репетициях с нашим струнным квартетом «Фаэтон», и в своей педагогической деятельности.

Самое важное, на мой взгляд, динамика развития музыкального произведения. Жизнь не стоит на месте, и музыка тоже должна непрерывно развиваться, в сторону ли усложнения, наполнения, растворения, насыщения… Она должна жить. Только в таком случае есть шанс захватить внимание публики. Если ты делаешь всё технично, правильно, но слушателю скучно – на тебе как на исполнителе можно ставить крест.

Я оказался таким везунчиком, что мне посчастливилось встретить еще несколько замечательных преподавателей. Это преподаватель по квартету Владимир Иванович Копылов. Большая редкость, когда педагогу удается заинтересовать студентов настолько, что квартет становится для них второй специальностью. Владимиру Ивановичу удалось. Он привил основы игры в ансамбле, которым, если уж совсем откровенно, владеют далеко не все, даже самые именитые и прославленные музыканты.

Светлана Федоровна Курбетова, мой преподаватель по камерному ансамблю. Благодарен ей за опыт игры в коллективе. И за творческую свободу, которую она нам давала и которая обязательно должна быть у начинающего музыканта.

Отдельное спасибо преподавателю по общему фортепиано Алексею Владимировичу Гребенкину. Чаще всего фортепиано для струнников проходит мимо, всё внимание отдается своему инструменту. Алексей Владимирович начал с того, что продемонстрировал мне каким выразительным может быть фортепиано, показал разницу в звучании и эмоциональном наполнении. После такого я уже не мог себе позволить играть на фортепиано «в полноги». Этот инструмент стал для меня еще одним способом творческого самовыражения. Конечно, на фортепиано я играл несложные произведения. Но к изучению материала подходил с той же серьезностью и полной отдачей, как и в случае со скрипкой.

Учителями в моей жизни, конечно же, стали родители. С их стороны никогда не было нравоучений. Они воспитывали меня собственным примером. В нашей семье принято работать столько, сколько позволяют твои физические возможности. Быть ответственным за свои дела и поступки. Вести здоровый образ жизни. Позиция моей мамы, профессиональной спортсменки, стала и моей жизненной позицией: никогда не останавливаться на достигнутом. Если взялся за какое-то дело, ты должен стать лучшим. Во всяком случае, должен к этому стремиться. Чем бы я ни занимался, будь то профессия или хобби, всегда стараюсь развиваться, двигаться вперед.

Отдельно хочу сказать про мою бабушку. Ее, к сожалению, уже нет с нами. Но это тот человек, который внес окончательные штрихи в формирование моей личности. Я много лет прожил с ней в Новосибирске. Бабуля, в отличие от меня тогдашнего, была человеком терпимым и чутким. Она помогала мне справляться с эмоциями, которые просто зашкаливали. Учила не быть таким категоричным. Учила быть объективным, уважать и принимать точку зрения других людей, даже если она совершенно не сходится с моей. Потому что каждый имеет право на собственное мнение.

День учителя и мой праздник тоже. Я преподаю в Новосибирском музыкальном колледже музыкальную психологию и музыкальный менеджмент, а ещё играю со студентами в камерных ансамблях. После лекций иду в спортзал, где встречаю многих своих студентов. В какой-то момент заметил: ребята меня зауважали. Оказалось, что их преподаватель – не ментор за кафедрой, а живой человек со своими увлечениями, насыщенной интересными делами жизнью. Уже несколько лет мы вместе со студентами играем в баскетбол. И это тоже классный педагогический ход. Мы играем без нарушений и подстав, не бьемся за победу до крови.

Через спортивные игры я показываю им: всё, что делается в команде, должно делаться ради хороших отношений, с улыбкой и с удовольствием. Это касается и спорта, и музыки, и вообще любых дел, которым ты посвящаешь свою жизнь.



ушаков

Дмитрий УШАКОВ (орган):

- Я всегда говорю: «Мы – это наши учителя». Их отношение к инструменту, к профессии, к музыке, к искусству в себе и к себе в искусстве, во многом формирует и наше отношение к этим вещам.

На днях я ездил в Казань, чтобы поздравить с 70-летием своего педагога – заслуженного артиста Республики Татарстан, ректора Казанской государственной консерватории Рубина Кабировича Абдуллина. Я в прямом смысле слова вырос на концертах Рубина Кабировича. А спустя годы мне посчастливилось стать его студентом.

Его уроки были далеки от того, что мы обычно называем «органная школа» или «школа игры на органе». Это своего рода творческие встречи, каждая из которых позволяла услышать, открыть что-то новое, порой – совершенно неожиданное. Например, по совету Рубина Кабировича поиграв отдельно левую руку и педаль в Прелюдии Ми-бемоль мажор И.С. Баха, вдруг обнаружилось, что вот именно эту музыку мы, как правило, не слышим в баховской Прелюдии. И таких неожиданностей Рубин Кабирович показывал целое множество.

Профессор никогда не предлагал готовых решений. Ни разу не было сказано нечто вроде: «вот так играть нельзя, вот за это снимут с первого тура, а играй вот так». Напротив, это была самая настоящая школа интерпретации – в самом высоком смысле слова интерпретация – как со-творчество с композитором, как создание звучащей музыки прямо здесь и прямо сейчас.

Тот заряд умения слушать и слышать, умения уважать музыку, заряд радости от общения с инструментом, – всё это и стало настоящей путёвкой в органную жизнь. Творить в крупной форме и не обращать внимания на мелочи – за эту мудрость по сей день говорю огромное спасибо Рубину Кабировичу!

Еще один человек, оказавший огромное влияние на меня как на музыканта - мой педагог по классу органа в Московской консерватории, народный артист России Олег Григорьевич Янченко. Его школа – образец безграничного творчества в исполнительстве. Умение быть внутренне свободным – важное, и даже необходимое качество для музыканта. Многие органисты, особенно молодые, грешат тем, что стараются играть исключительно по правилам и канонам. А нужно иногда «отпускать» себя. Как любил повторять Олег Григорьевич: «Всегда слушайте себя и свою музыку. Хорошо звучит – отлично, продолжайте в том же направлении. Плохо звучит – значит, не нужно так играть, даже если это «правильно». Ищите другие подходы».

Этим принципом я руководствуюсь и сегодня. В музыке важно искать себя, интерпретировать. Да и в жизни, впрочем, тоже.



пивоварова 4         пивоварова 5

пивоварова 1

пивоварова 2

пивоварова 3

пивоварова3

Ольга Пивоварова


Ольга ПИВОВАРОВА
(скрипка):

Первые учителя для нас - это наши родители. С нежностью и любовью они направляют наши мысли, угадывают наши желания. На них мы похожи внешне. Показываем черты характера… А потом вырастаем, превращаемся в самих себя, но родители всё время с нами.

В нашей семье, где отец, к сожалению, ушел из жизни внезапно в молодом возрасте, троих детей воспитывала мама. Меня, младшую в семье, окружали вниманием и заботой мама, старшие брат и сестра. Все мы рано научились читать. Сестра - студентка дирижёрско–хорового отделения музыкального училища - привела нас с братом в музыкальную школу, где брат заиграл на баяне, а я на - фортепиано. Но пианино наша семья не смогла купить, и меня перевели на скрипку. Выдали бесплатно школьную маленькую скрипочку, и я пошла с моим новым преподавателем и сестрой в класс. Открыв дверь, я увидела на стене портрет мужчины со скрипкой. Его глаза пронзительно смотрели в моё лицо, а рукой со смычком он замахивался прямо на меня. Я выскочила из класса и побежала по коридору. Сестра с педагогом еле догнали меня и с уговорами привели в класс. Педагог забрался на стул, повернул портрет лицом к стене и сказал очень возмущённо: «Этот Паганини скоро разгонит всех моих детей!». Сестра Вероника ласково держала меня за руку, я сразу же успокоилась. Так я познакомилась с моим дорогим, замечательным педагогом по классу скрипки Дорианом Марковичем Валенчуком, который был для нас - учеников - добрым и очень ценившим наши способности и желание учиться играть на скрипке.

В наши детские годы мы ходили в школу без родителей и пока я, втиснувшись со скрипкой и папкой на верёвочках с нотами в переполненный троллейбус, проехав четыре остановки, входила в класс часто с опозданием на несколько минут, он никогда не делал замечаний, начинал урок спокойно с улыбкой, я всегда знала, что он рад нам всем. Дориан Маркович подрабатывал в ТЮЗе, играл на скрипке в небольшом ансамбле, водил нас на спектакли, которые мы смотрели из оркестровой ямы. Ходил с нами на концерты в нашу Кировскую Филармонию, слушали известнейших скрипачей. Я, не смотря на то, что на сложной музыке чуть засыпала, известные произведения слушала с большим интересом. Особенно мне нравился очень красивые и молодые Эдуард Грач, Нина Бейлина, Нелли Школьникова, Игорь Безродный… Но, настало такое время, что я в 10 лет увлеклась художественной гимнастикой и зимой пропустила целый месяц занятий в музыкальной школе. Я хотела прийти на урок, но какой-то страх меня охватил. А дома я храбро рассказывала маме, как у меня хорошо проходят уроки. Но День настал! Я услышала строгие слова от мамы, что приходил Дориан Маркович и рассказал, что Оля не ходит на уроки. Слушая эмоциональную и справедливую речь мамы о том, «что не надо рассказывать сказки о твоих уроках в музыкальной школе», мне было неловко и тоскливо, но вдруг я услышала фразу, которую сказал про меня мой дорогой Дориан Маркович маме: «У Оли хорошие способности к музыке и ей нужно обязательно учиться на скрипке. Это может быть её замечательной профессией». Эти слова меня окрылили, ведь мне нравится играть на скрипке! Я оживилась, глаза моих любимых старших брата Миши и сестры Вероники поддерживали меня. На следующий день Дориан Маркович меня встретил в классе с новыми произведениями, которые мы на уроке и выучили. Лёгкость и радость трепетала в моей детской душе. Я снова играю на скрипке! Дориан Маркович принёс мне, чуть подросшей, новую школьную скрипку – «половинку» с металлическими струнами не только с привычными «соль» и «ми», но и «ля» и «ре». Это было для меня счастье. Ведь я играла на толстеньких жильных струнах и мои детские пальцы уставали. А на металлических, очень дефицитных в те годы, у меня легко стали получаться переходы в позиции и, самое главное, я научилась играть с хорошим вибрато и появился певучесть в моём звуке. Хороший инструмент и смычок помогает в учении! Мне очень нравилось разбирать новые произведения на уроках и играть с Дорианом Марковичем дуэтом, играть в школьном оркестре, ансамбле скрипачей. В те годы в двух музыкальных школах Кирова были и ансамбли скрипачей и оркестры. Дирижировали сами педагоги, нагруженные работой, но находившие время для нашего оркестрового развития. Учили с нами партии, доверяли нам должности концертмейстеров групп и мы ставили сами штрихи в партии и внимательно следили за рукой дирижёра – педагога.

В 11 лет я впервые услышала очень известный Свердловский симфонический оркестр. Коллектив приехал в мой родной город Киров и исполнял популярную музыку. Мне очень понравилось смотреть и слушать из зала. После концерта я весело сказала Дориану Марковичу, что хочу быть музыкантом. Он поддержал меня, но сказал, что нужно серьёзно заниматься на скрипке. И дома, слушая мои восторги от концерта, сказали о том же. Закончив музыкальную школу, пройдя годы обучения в Кировском училище искусств в классе молодого педагога Геннадия Ивановича Мерзлова, который очень серьёзно развивал скрипичную технику и постановку рук, мне выпало счастье учиться по скрипке в Уральской консерватории в классе профессора Наума Абрамовича Шварца, играть в студенческом симфоническом оркестре под руководством профессора М.И. Павермана. Я с благодарностью вспоминаю моих педагогов. Детская мечта сбылась. Любимая работа идёт со мной с детства. Семья и мои учителя оберегали и направляли мои природные способности на правильный путь.

В студенчестве я преподавала в музыкальных школах, веду и сейчас класс скрипки в Томском музыкальном колледже имени Э.В. Денисова. Люблю своих студентов, стараюсь привить любовь к выбранной профессии. Общение с молодёжью даёт мне возможность развиваться и дальше в жизненном опыте. Большое удовольствие играть со студентами и детьми в ансамбле, проводить концерты в залах колледжа. Участвуем в конкурсах. Рада видеть своих питомцев на наших концертах Томского симфонического оркестра, где играют и мои выпускники, а также в оркестре Северского музыкального театра. А я приехала по распределению из Уральской консерватории в Томскую государственную филармонию 21-го сентября 1975-го и мои счастливые годы служению нашему Томскому симфоническому оркестру продолжаются и сейчас!



Захар Никифоров

Захар НИКИФОРОВ (концертмейстер группы валторн):

Так складывается судьба музыкантов, что педагог по специальности для нас как еще один родитель. Или наставник. Кому какая формулировка больше нравится. Как родители закладывают фундамент мировосприятия ребенка, так и педагог по специальности формирует будущего музыканта как творческую личность. Для меня этот наставник, а впоследствии и друг по жизни – заслуженный артист Узбекистана, профессор Государственной консерватории Узбекистана Радик Рашидович Сафаров. Багаж знаний, умений, человеческой мудрости, приобретенные за годы учебы и общения с ним, всегда со мной.

Сегодня я делюсь этим опытом уже со своими учениками из ДШИ № 2– юными музыкантами детского духового оркестра «Вдохновение», руководителем которого я являюсь.

К студентам Радик Рашидович предъявлял довольно жесткие требования. Но справедливые и выполнимые. Отсюда – моя привычка не расслабляться, держать себя в тонусе и профессиональной форме. Но этого еще и инструмент требует. Валторна простоев не прощает. Если одну неделю не занимался, потом нужно три недели, чтобы набрать форму. Если месяц не брал в руки инструмент, будешь «отрабатывать» пробел три месяца. Вот такая музыкальная арифметика. Поэтому когда случается длительный перерыв между концертами, я продолжаю заниматься самостоятельно, в режиме «лайт». Чтобы всегда быть готовым к полноценной работе.

Мне кажется, что уже само по себе занятие музыкой воспитывает человека определенным образом. Любая секция, любой кружок приучает ребенка к внутренней дисциплине и порядку. В противном случае, если он не сумеет организовать себя, элементарно не будет ничего успевать. А занятия в музыкальной школе еще и прививают чувство прекрасного, любовь к искусству. Даже если музыка не станет твоей профессией, это все равно лишним не будет. У меня, кстати, были мысли податься в археологи или историки. Я и сегодня интересуюсь этими науками, пусть и в любительской форме. Но музыка в какой-то момент всё же перевесила.

Для меня знакомство с валторной началось в Республиканской школе-интернате музыкантских воспитанников имени генерала Петрова. Вся система обучения в этой школе оказала на меня серьезное влияние как на человека. Не скажу, что я мечтал о профессии валторниста со школьных лет. На инструменте занимался ответственно, но без фанатизма. Попинать с пацанами консервную банку было намного интереснее. А потом появились конкуренция и азарт. Тех, кто делал успехи, отбирали в духовой оркестр школы-интерната имени генерала Петрова. Это был элитный коллектив, он выступал на важных городских мероприятиях. Нужно было приложить старания, чтобы стать одним из лучших и попасть в его ряды. Отличный стимул для занятий музыкой с абсолютной отдачей.

И вообще должен сказать, что здешний распорядок учебного процесса, научил меня планировать свое время и грамотно распределять внутренние ресурсы. Занятия проходили в прямом смысле слова весь день, с утра и до вечера. Строевая подготовка, музыкальные уроки, общие дисциплины, индивидуальные занятия на валторне… Так что переход от школы к консерватории прошел безболезненно, адаптация к ритму студенческой жизни не потребовалась. Я всё успевал. И везде успевал. Привычка не опаздывать никогда и ни при каких обстоятельствах – из тех времен.

Еще в числе своих главных учителей я назову, как бы неожиданно это ни прозвучало, преподавателя по философии - Салихову Татьяну Салиховну. Кто-то не любит этот предмет. Мне философия очень нравилась. Что называется, повезло с преподавателем. Для меня консерваторский курс философии не просто интересные лекции. Мысли, концепции, идеи, с которыми мы знакомились, во многом повлияли на мое отношение к миру, к людям и к себе самому. Уже тогда я понял: главный закон нашей жизни – закон бумеранга. Если хочешь, чтобы она складывалась счастливо и гармонично, нужно к этому миру тоже относиться с добром. Что отдаешь вовне, то и получаешь в ответ. Это реально работает, проверено на себе.



нилов

юрченко 3

юрченко 4

юрченко 5

юрченко 6

юрченко

Антон и Алёна ЮРЧЕНКО, Светлана ГОЛЯРЧУК, Валентин БЫКАДОРОВ, Анатолий ВОРОНЦОВ (виолончель):

Наша профессия таит в себе глубокие корни. Каждый музыкант гордится своими учителями. Из восьми виолончелистов Томского симфонического оркестра - пятеро являются представителями класса профессора Новосибирской консерватории, заслуженного артиста РФ Евгения Захаровича Нилова.

Четверо - выпускники разных лет, а Валентин Быкадоров в этом году заканчивает консерваторию. Каждый из нас пришел в Томский оркестр в разное время, но, несмотря на это, мы всегда стараемся держаться вместе, поддерживать друг друга, а, главное, сохранять принципы и традиции, привитые нашим Профессором.

Урок всегда был местом, где раскрываются не только твои профессиональные качества, но и личностные. А потому каждое занятие у Евгения Захаровича всегда направлено на воспитание главных качеств, которых мы теперь будем придерживаться всю профессиональную жизнь.

Коллектив - живой организм, в нем не должно быть никакой нездоровой конкуренции. Каждый музыкант по отдельности, и весь оркестр в целом, работают на общий результат – качественное звучание произведения. А вот здоровая конкуренция всегда хороша и всегда приветствуется. В том смысле, что ты должен постоянно развиваться как исполнитель, совершенствовать свое мастерство. Евгений Захарович всегда ориентирует на участие в конкурсах и фестивалях. Причем каждый раз готовится новая программа, берется более сложный – в музыкальном и техническом плане – материал. Это работает на рост исполнительского мастерства музыканта. И даже если не случилась победа, приобретенный опыт является главной ценностью конкурсов.

Одно из главных и самых необходимых качеств для музыканта – жёсткая самодисциплина. Если умение организовать себя – не твой случай, нужно в себе это качество воспитать. Иначе, о карьере, успехе и прочих не менее приятных вещах можно забыть. Даже если ты способный музыкант, но при этом все время опаздываешь, позволяешь себе халтурить, не ставишь перед собой высокую планку, думая, что ты и так хорош – быстро закончишься как профессионал. В этом наш Профессор очень требователен.

Всегда нужно быть предельно сосредоточенным на процессе. На этот счет у Евгения Захаровича тоже имеется отличный педагогический ход, который мы поняли и оценили уже спустя время. Обычно индивидуальные занятия с мастером – история закрытая. Есть только преподаватель, студент и инструмент. У Евгения Захаровича прямо противоположная позиция. Весь виолончельный класс от первого до последнего курса аспирантуры знает, когда проходят индивидуальные занятия, потому прийти в класс и наблюдать за процессом по желанию может любой студент, в любой момент на протяжении урока. И, знаете, желающих находится немало. Получается своеобразный открытый урок или даже творческая лаборатория. Это полезно для «свободных слушателей» - наблюдая за работой другого виолончелиста, подмечаешь для себя какие-то интересные ходы, нюансы, видишь типичные ошибки, которые теперь «знаешь в лицо» и стараешься потом их избегать. И это очень полезно для самого студента. Поначалу ты теряешься от лишнего внимания, зажимаешься. А в итоге приучаешься работать на публику, нарабатываешь навык сосредотачиваться на процессе, не обращая внимания на бэкграунд. Для музыканта это важно.

А еще Евгений Захарович, быть может, сам того не заметив, научил нас дружить и выстраивать отношения с людьми. Мы до сих пор поддерживаем общение с мастером. Приезжая в Новосибирск, обязательно заглядываем к нему в гости. Несколько раз собирались у Евгения Захаровича большой компанией, были ребята с разных курсов и выпусков. Болтали о музыке, о жизни. Нам друг с другом интересно, весело, классно. Какие бы события ни происходили вокруг, как бы ни складывались жизнь и карьера - теплоту человеческих отношений никто не отменял. Это еще один урок, быть может, даже самый важный, который мы вынесли из работы и общения с Профессором.



Касаткина

Тамара КАСАТКИНА (лектор-музыковед):

Все школьные годы я не воспринимала музыку как серьезную профессию. Ни о какой музыки речи даже и не шло, я собиралась идти в 10-11 класс. Но по стечению обстоятельств, я сдала вступительные экзамены в Норильский колледж искусств, при этом документы из школы еще не забрала, думала, посмотрю, что такое колледж и уйду. И вот, первое сентября, первый урок по музыкальной литературе и знакомство с главным учителем моей жизни, полностью перевернули мое создание.

Вера Ивановна Бабкина – Учитель, Музыковед, Наставник. Роскошная и эрудированная женщина, которая произвела такое впечатление, что это стало моим жизненным идеалом. На первом же уроке, был задан километр домашнего задания, а на его выполнение только два дня. Сначала было страшно, а затем требовательность преподавателя переросла в требовательность к себе. Не только теоретики музыки, но и исполнители благодаря ей научились слышать и понимать музыку, научились ее любить и интерпретировать.

Мысль о пропуске урока, становилась страшным сном. Нет, не потому что наругают, а потому что пропуск ценного занятия, означал только то, что в профессиональной копилке будет пробел. Бесконечные темы, викторины, биографии, чтения – все это выработало вкус и трудолюбие.

Итог четырехлетнего общения – база и мышление, которые навсегда со мною. Иногда, становиться грустно за культуру, за искусство, иногда хочется уйти из профессии, потому что многое не справедливо. Но вряд ли это произойдет так скоро, потому что внутри меня, всегда теплиться частичка любви к музыке переданная Верой Ивановной. Прошло уже 4 года, как я закончила колледж, но я каждый месяц звоню ей и мы часами можем говорить о музыке, о фестивалях, о концертах и просто о насущных делах. Учитель стал моим другом, таким родным и таким нужным.

Ее уроки это заражение страстью к музыке, и мне как лектору и ее ученику хочется всех вокруг заражать любовью к музыке, рассказывать о ней так, чтобы люди сами много размышляли и с удовольствием возвращались на наши концерты.


М.Лукьянов

М.Лукьянов2

Максим ЛУКЬЯНОВ, музыкант ансамбля «Сибирские узоры» (гитара, ударные):

«Как человек, которому повезло с педагогами и который сам 12 лет обучал детей игре на гитаре, могу сказать однозначно: главное для преподавателя – не отбить желание. Особенно в детстве, когда «драмкружок, кружок по фото, мне еще и петь охота», и ребенок просто физически всё не успевает. А инструмент требует времени. Далеко не у всех получается сразу. И чтобы войти во вкус и понять, что музыка - это твое, тоже нужно время. Тут много зависит от грамотного поведения педагога.

Еще, как мне кажется, задача педагога: показать своему ученику/студенту к чему приведет та или иная его ошибка. Как, знаете, на курсах по вождению иногда бывает:
- Кто так ездит, так нельзя!
- Так я же первый раз за руль сел.
- Тем более! Нельзя так ездить!

В музыке действовать как инструктор по вождению нельзя. В моем понимании, педагог по музыке - человек, который сам прошел через какие-то ошибки при работе с инструментом. Теперь его задача объяснить ученику, к чему приведет этот неправильный путь. А не просто говорить: «Так не делай! Туда не ходи!»

Мне, как я уже говорил, с педагогами повезло. Причем на всех этапах. В музыкальной школе это Александр Ильич Котегов, в музыкальном училище - Сергей Борисович Артамонов. Много помогал и направлял потрясающий музыкант Алексей Викторович Зимаков. Они учили не только исполнительской технике, но и мыслить. Это необходимое качество для любого музыканта. А для гитариста и тем более. Как любил повторять Сергей Борисович: «Гитара – инструмент, который имеет бесконечное количество вариантов игры плохо». Мало играть по нотам, нужно еще и соображать: что ты играешь, как ты играешь, какой штрих будет выигрышнее звучать в данный конкретный момент, и так далее.

Отдельной школой для меня стал ансамбль «Сибирские узоры». Здесь я научился как минимум двум вещам: быстро подбирать музыку и разучивать репертуар и быть ярким. Без последнего в народном коллективе никак. Сцена – это всегда соперничество с залом. Но соперничество в самом хорошем смысле. Чтобы быть интересным для своей публики, нужно постоянно ее удивлять, постоянно что-то придумывать, включать свое человеческое обаяние и артистизм. Особенно когда это детский концерт. Если взрослые приходят в зал с конкретными ожиданиями, то дети будут тебя слушать и смотреть, только если ты будешь ярким и интересным на сцене. В противном случае – провал.

А вообще хочу сказать, что главный учитель – это жизнь. Пока не столкнешься с конкретной ситуацией на практике, не пройдешь своими ногами определенные шаги, не «прочувствуешь момент» на собственном опыте, всё равно ничего не поймешь. И это касается не только музыки.»

Е.Штейнмиллер         Е.Штейнмиллер2

Е.Штейнмиллер3         Е.Штейнмиллер5

Е.штейнмиллер 5

Е.Штейнмиллер4

Е.Штейнмиллер6

Е.Штейнмиллер7

Евгений ШТЕЙНМИЛЛЕР (вокал):

«Учитель – не только профессия. Учителями становятся еще и те люди, которые окружают нас с детства, под влиянием которых формируется наша картина мира. В первую очередь, это семья. Мои родители не были музыкантами, но в нашем доме всегда звучала музыка. Чаще всего зарубежные хиты 70-80х годов: Boney M, ABBA… А еще обязательно пели советские песни, когда собирались всей родней по праздникам. Думаю, моя любовь к музыке и к песне родом оттуда.

Большое влияние на меня оказали два моих дяди. Один из них, дядя Игорь, в 12 лет учил меня играть на гитаре. Тогда же я впервые начал петь, аккомпанируя себе на гитаре. Дядя Саша работал ведущим инженером-конструктором на радиозаводе и в какой-то момент увлек меня радиотехникой. Я с большим интересом собирал, паял с ним схемы из резисторов, транзисторов, тогда же проявился мой исследовательский интерес. А в результате я серьезно увлекся физикой и оказался в физмат классе.

Всегда с благодарностью вспоминаю своего учителя по математике Анатолия Ивановича Кляуса и учителя физики Николая Васильевича Бедарева. У них не было цели сделать нас стопроцентными математиками или физиками. Но они научили мыслить масштабно, анализировать ситуацию, находить причинно-следственные связи явлений. И вообще точные науки формируют системный взгляд на мир. Как говорит Николай Васильевич: физмат развивает мозги, а с аналитическим мышлением можно освоить любую профессию.

Музыка далеко не сразу стала моей профессией. По первому образованию я – физик. О чем, к слову, нисколько не жалею. Образование, как и знания, лишними не бывают. А еще физико-технический факультет воспитал творческий подход к жизни. Физикам и представителям разных точных наук, в силу профессии, свойственно выходить за рамки традиционных представлений об окружающем мире. И эта привычка переходит в повседневную жизнь.

Учебу на физико-техническом факультете я совмещал с занятиями в хоровой капелле университета. И тут жизнь подарила мне судьбоносную встречу с Рафаэлем Гарифовочием Галямовым, руководителем хора и Николаем Сергеевичем Лозовским, хормейстером. Это те люди, которые разглядели мои природные данные и настоятельно советовали серьезно заняться вокалом. А еще очень верили в меня и поддерживали. Я уже не говорю про множество профессиональных советов, приемов, которые я от них узнал.

В тот же день, когда мне вручили диплом об окончании университета, я подал документы в Барнаульское музыкальное училище. Здесь моим педагогом, наставником и человеком, у которого я многому научился, стала заслуженная артистка России Ольга Александровна Гавриш. Она учила не только вокальной технике, но ставила задачу «вырастить» не просто вокалиста – творческую личность. С первых дней обучения Ольга Александровна вкладывала своим ученикам мысль: «Всегда будьте артистами. Мало выйти на сцену и издавать правильные звуки. Во время исполнения песни нужно рассказать слушателям историю». Еще одна фраза, которую она нам часто повторяла: «Вы – проводники энергии, которую должны отдавать слушателям. Артист не должен и не имеет права заниматься самолюбованием. Артист должен отдавать». Еще очень благодарен Ольге Александровне за творческую свободу, которую она нам давала. Не всем педагогам нравится, когда студенты начинают активно участвовать в различных концертах – это отнимает время от образовательного процесса. Ольга Александровна, напротив, только поощряла такую инициативу. Мудрые советы Ольги Александровны до сих пор помогают мне: и в жизни, и в профессии.

На этапе работы в Томской филармонии моим наставником, советчиком и единомышленником с первых дней стала замечательный чуткий педагог Людмила Ивановна Амбарцумян. Она очень внимательно и индивидуально подходит к работе с каждым вокалистом. В силу специфики вокальной профессии порой нелегко избавляться от неверных навыков, которые приобрёл ранее. Мышечная память фиксирует всё. В частности, приходилось долго работать, петь в хорах, а с этим нельзя перебарщивать, если хочешь развиваться как сольный исполнитель.

Терпеливый характер Людмилы Ивановны, наши занятия задали камертон на верное звуковедение, умение правильно распределять дыхание, и т.д, что уже дало в первые годы работы в филармонии свои плоды - победа на конкурсе «Романсиады» в Томске (2015 г.) и в Москве (2016 г.), пополнение репертуара новыми оперными и камерными произведениями, проведение своих сольных концертов. А дальше только непрерывный труд в радости и длительная практика воплощения на сцене! Ведь даже Шаляпин в мемуарах незадолго до смерти писал «Я только сейчас понял, как петь надо...»

А педагог вокалисту, как бы он ни пел, нужен на протяжении всей жизни, ведь совершенству предела нет, а «грамотное ухо» со стороны необходимо всегда. Не зря даже знаменитые вокалисты, у которых, казалось бы, всё безупречно, периодически обращаются к педагогам по вокалу. Мой девиз: «Учиться можно и нужно у всех, кто встречается тебе на пути. Следовать своей природе. Находить среди всего общее и полезное и отбрасывать вредное и мешающее совершенству!»»


М.Блажевич

М.Блажевич2

М.Блажевич3

М.Блажевич4

М.Блажевич5         М.блажевич6

М.Блажевич7

М.Блажевич8

М.Блажевич9

Мария БЛАЖЕВИЧ (орган):

«Чтобы рассказать про главных учителей в моей жизни, никакого поста в соцсети не хватит. Таких людей было очень много. Это преподаватели в музыкальной школе. В Тюменском колледже искусств. В Казанской государственной консерватории. В Санкт-Петербургском государственном университете, где я училась в магистратуре на кафедре старинной музыки. В Московской государственной консерватории, где проходила стажировку на кафедре органа и клавесина. Каждого из своих педагогов я очень люблю и ценю, каждый из них достоин лучших слов, про каждого из них можно наговорить на целый трактат.

Я расскажу про человека, который прошел через всю мою сознательную творческую жизнь. Он как никто другой повлиял на мое ощущение музыки, на понимание rubato (это свобода течения музыкальной мысли) и понимание тончайших тембровых красок… Я говорю про Антона Георгиевича Шароева - выдающегося скрипача, создателя Киевского камерного оркестра, создателя и бессменного руководителя Тюменского камерного оркестра «Камерата Сибири».

С Антоном Георгиевичем мы познакомились, когда он пришел в Тюменский колледж искусств на прослушивание вокалистов. Я тогда была на третьем курсе, аккомпанировала Антону Георгиевичу. После чего он пригласил меня сначала в свой оркестр «Камерата Сибири», а потом, уже намного позже, в ансамбль старинной музыки «Барокко». Все эти долгие годы нас связывают профессиональные и просто теплые человеческие отношения.

Такими людьми как Антон Георгиевич Шароев невозможно не восхищаться. И я искренне восхищаюсь:

- Его неумной жизненной энергией. Антону Георгиевичу 91 год. Несмотря на почтенный возраст, он по-прежнему в строю. По-прежнему бодр, полон творческих идей и сил. До сих пор активно выступает как скрипач, играет сложнейшие камерные сонаты. Это достойно, как минимум, книги рекордов Гиннесса!

- Его бешеной работоспособностью. Вахтеры разных филармоний все время удивлялись, что я репетирую по восемь часов в день. А для меня это было нормой. Потому что ровно такое же отношение к творческому процессу и к профессии я наблюдала у Антона Георгиевича.

- Масштабом его личности. Антон Георгиевич из поколения великих деятелей музыкального искусства – Шостаковича, Рихтера, Ойстраха, Гилельса, Горностаевой… С ними, и со многими другими мастер играл в ансамбле, общался, дружил. Он – хранитель множества уникальных историй, связанных с этими выдающимися людьми. Кстати, умение интересно, сочно, живописно рассказывать истории – еще один талант Антона Георгиевича.

– Его отношением к музыке. Мастер всегда говорит своим ученикам и молодым коллегам: «Не бывает одной заданной интерпретации произведения. На каждом новом концерте исполняйте произведение так, как будто исполняете его впервые. Никогда не повторяйтесь». Эти слова я запомнила навсегда. Спонтанность в музыке иногда тоже хороша. В таком случае музыка становится живой, она «дышит».

- Наконец, я обожаю его чувство юмора и оптимизм. Наверное, именно эти качества позволяют Антону Георгиевичу оставаться таким, каким мы все его знаем, любим, ценим. Благодаря сотрудничеству и общению с замечательным Антоном Георгиевичем, я поняла одну важную вещь: главное в жизни – чувство юмора и позитивный настрой.»

Евгений Некрасов

Е.Некрасов

Евгений НЕКРАСОВ (концертмейстер группы флейт):

«Для меня тема педагогов – сложная, многогранная. Есть немало людей, которым я благодарен и которых считаю своими учителями. Не только в профессии, но и в жизни. Расскажу про своего преподавателя в барнаульской музыкальной школе, Юрия Павловича Харакоза.
Это тот человек, который заложил базу и во многом определил мое ощущение инструмента, профессии музыканта и себя в этой профессии.

Мой приход в музыку был, на первый взгляд, достаточно прозаичным.

В детстве я частенько болел, «слабым звеном» были легкие. Мама где-то наткнулась на исследование японских ученых о том, что игра на духовых музыкальных инструментах укрепляет дыхательную систему и вообще благотворно на нее влияет. Причем, в моем случае рекомендовалась именно флейта: она более «щадящая» по сравнению с другими духовыми. Получается почти что дыхательная гимнастика. Так что в музыкальную школу я изначально был отправлен с терапевтической целью.

Довольно быстро стало понятно: музыка для меня – это серьезно. Заниматься на инструменте мне нравилось. Потом пошли первые успехи, первые победы на конкурсах. Уже спустя годы, мама вспомнила любопытный момент: однажды, когда по телевизору шел концерт симфонической музыки, я подбежал к экрану, где крупным планом показывали флейтиста, и ткнул пальцем в явно понравившийся мне инструмент. Как мы потом шутили: выбрал флейту еще до музыкальной школы.

Большое дело, когда тебе повезло с преподавателем в «музыкалке», вам об этом любой музыкант скажет. Это тот человек, с которого начинается наше знакомство с миром музыки. Мне с педагогом однозначно повезло. Ровно то же самое могут сказать его ученики и студенты из музыкального училища, которые сегодня работают в разных оркестрах мира.

Можно долго рассказывать о том, за что я благодарен Юрию Павловичу. Например, правильная постановка инструмента. Это основа, без которой невозможно добиться качественного звучания, каким бы способным ты ни был.

Приемы и техника игры на флейте. Здесь меня тоже многому научил именно Юрий Павлович.

Совет, который он мне однажды дал и который я взял на вооружение: всегда и в обязательном порядке слушать выступления коллег. Особенно тех, кто зарекомендовали себя в профессиональной среде. Некоторые музыканты пренебрегают такими вещами. А это на самом деле очень полезно для твоего опыта.

Еще одна особенность Юрия Павловича – он редко хвалит своих учеников. Вернее так: отмечает твои сильные стороны, успешные моменты. Но без фанатизма. Больше сосредотачивался на недочетах. Такой подход стал и моей привычкой тоже. Умение посмотреть на свою работу объективным, критическим взглядом – всегда здорово и полезно.

А еще Юрий Павлович всегда говорил, что у музыканта обязательно должно быть в жизни дело, которое его увлекает помимо музыки. Сам он, например, рыбак и охотник со стажем. В такой позиции есть свой резон. Жить одной только профессией чревато. Как минимум, обидно пройти в жизни мимо каких-то важных, интересных вещей.»

чудаков2

чудаков3

чудаков4         чудаков55

чудаков6

чудаков7

чудаков8

Андрей ЧУДАКОВ (альт):

«В жизни каждого человека бывают встречи, которые становятся поворотными в его судьбе. Для меня такой стала встреча с Юрием Николаевичем Мазченко. Как это и бывает нередко, помог случай. Когда я оканчивал седьмой класс, уехала мой педагог по классу альта. Так я оказался в классе молодого доцента кафедры струнно-смычковых инструментов Новосибирской консерватории Юрия Мазченко. И именно благодаря этой встрече решился основной вопрос тогдашнего моего бытия – вопрос выбора профессии.

С первых дней я почувствовал: мой учитель меня понимает, с его помощью я стал понемногу избавляться от комплексов, присущих большинству «трудных» подростков. Как педагог Юрий Николаевич всегда действовал деликатно. Не было никаких назиданий, лишь лаконичные советы, если что-то не получалось технически. В процессе урока органично и ненавязчиво включались рассуждения о живописи, литературе, поэзии, античной культуре. Словом, обо всем, что формирует в сознании человека определенные эмоции. Я такие занятия называю «семинарами по прикладной эстетике».

Иногда уроки проходили на дому у Мазченко. А после них мы нередко совершали прогулки или пробежки в близлежащем лесном массиве. И обязательно домашний урок заканчивался потрясающе вкусным обедом в исполнении супруги Юрия Николаевича – Галины Николаевны. Время от времени, по случаю концерта класса или дня рождения Юрия Николаевича, здесь собирались все его студенты, включая нас, троих учащихся музыкальной школы. Подавался настоящий узбекский плов, равного которому мне не приходилось пробовать на своем веку. Затем, как по волшебству, среди зимы, неизвестно откуда появлялся громадный арбуз, как будто только что снятый с бахчи.

Жизнь часто возвращает меня к годам учебы. Вспоминается 1979 год. Юрий Николаевич принял решение о моем участии в отборочном прослушивании к международному конкурсу. Это было мое первое участие в состязании альтистов такого уровня, когда съезжались музыканты всего Советского Союза. В то время всё было сложно и более чем серьезно. До самого конкурса меня не допустили, и это неважно. Важно другое: благодаря своему учителю я получил возможность соотнести свой профессиональный уровень на тот момент с уровнем многих исполнителей. Юрий Николаевич вселил в меня уверенность в своих силах и желание побеждать. И это дало свои результаты в дальнейшем.

Сегодня по прошествии многих лет самостоятельной исполнительской и педагогической работы приходит особенно глубокое понимание того, что Юрий Николаевич и Галина Николаевна были для меня не просто близкими, но почти родными людьми. Только родные могут так искренне вместе с тобой радоваться и переживать, настаивать, но не заставлять, осуждать, но не судить, и всегда принимать тебя таким, какой ты есть.»



C артистами беседовала Елена Штополь
Фото из архива музыкантов