bkz.tom.ru | Поиск по сайту | Карта сайта | Архив | Документы учреждения |

Окопная лирика

Сергей Зыков и «Сибирские узоры» посвятили концерт «Письма с фронта» защитникам Отечества

Фронтовые «треугольники» – небольшие листочки размером в ладошку, протертые на сгибах, с вылинявшими чернилами или почти стершимся простым карандашом. Как же их ждали! Как берегли! Сегодня они – дорогая сердцу домашняя реликвия, голос из прошлого.

Таким голосом из прошлой Великой войны стали песни и стихи, рожденные войной и написанные до ее завершения – до 1944-года.  Они и составили основу программы «Письмо с фронта», с которой солист «Петербург-концерта» Сергей Зыков приехал в Томск.

- Лет пятнадцать назад мне в руки попался сборник стихов «Письма с фронта» – это было переиздание фронтового сборника, вышедшего в Ленинградском издательстве в 1944 году. Его автор-составитель майор Александр Сорокин собрал под одной обложкой стихи, написанные разными поэтами, профессионалами и любителями, едва ли не на передовой Ленинградского фронта. И написаны они были в форме писем бойцов домой. Сборник вышел в серии «Окопная лирика». И это действительно стихи из окопов, потому что эти книжечки раздавались бойцам, зачастую они переписывали стихи из них и отправляли родным и близким, – рассказывает Сергей Зыков. –   Когда прочел сборник, то захотел сделать программу, где бы прозвучали не только стихи, но и песни, которые тоже можно считать письмами с фронта.  
 


Первое и единственное выступление Зыкова на томской земле прошло 19 февраля в Органном зале Томской филармонии, накануне праздника Дня защитника Отечества. Поэтому и концерт «Письма с фронта» был посвящен тем, кто воевал, служил и служит. Достойным партнером певца стал ансамбль «Сибирские узоры» под руководством Николая Кузнецова. Звучание народных инструментов – баяна, балалайки, домр, контрабас-балалайки, бубна – подчеркивали и военную эпоху (в землянках, госпиталях, на привалах баян и балалайка встречались не реже, чем книги), и зачастую фольклорную природу песен.

Архивная запись выступления председателя Совнаркома Вячеслава Молотова, объявившего по радио 22 июня 1941 о нападении на Советский Союз гитлеровской Германии, стала прологом к песенно-стихотворной хронике военных событий.

А события начались с расставания. Поэтому известная песня Матвея Блантера на стихи Константина Симонова – «Жди меня», открывшая концерт, звучала, как наказ-просьба солдата, уходившего на войну.  Сергей Зыков, повторив строчку «просто ты умела ждать, как никто другой» и выделив интонационно «ждать», сделал акцент на самом главном состоянии в годы войны – ожидании. Ожиданием вестей с фронта, писем от сына, мужа, отца, брата, любимого – жили те, кто оставался в тылу. Но ожиданием жили и бойцы - ожиданием приказа, атаки, окончательной победы…  Об этом пронзительном чувстве – стихотворение и Семёна Гудзенко: «Есть самый страшный час в бою – час ожидания атаки…»
 


И вот щемящие расставание позади, а впереди – путь-дорога, то, что обозначалось во все времена привычным словом «поход». Именно со слов: «Я уходил тогда в поход» – начинается песня М. Блантера на стихи Е. Долматовского «Милая моя». Написанная еще в 1939-м году, она сохраняет еще мирное ощущение жизни. И даже чуть измененные в 41-м году строки «уходил тогда…» не звучат сурово, а лишь добавляют элегической грусти. Фронтовики любили и пели ее, потому что она о тех, кто дорог, о тех, кому и были адресованы письма.

Сергей Зыков читал и стихи. Те самые, «окопные». За исключением двух-трех, они мало известны сегодня. Тем интереснее было вслушиваться в них. Одни цепляли своей историей, как письмо отца, адресованное сыну, где отец рассказывал, что встретил мальчика по имени Мишка, но отца у этого Мишки убили враги, и что теперь этот самый мальчик едет домой, к нему, его сыну, и станет ему братом, потому что он, такой же солдат, стал отцом этого Мишки, вместо родного, убитого на войне… Другие удивляли, казалось бы, парадоксом: я иду на запад, а, значит, ближе к тебе… И ведь действительно – чем дальше уходил советский солдат от границ Отчизны, тем ближе была желанная Победа.

Некоторые стихи, несмотря на военную тематику, неожиданно напоминали по размеру и рифме русскую классику – то, пушкинского «Евгения Онегина» (письмо раненого бойца родной сестре вдруг оживило в памяти Письмо Татьяны), то стихотворение Владимира Маяковского «Что такое хорошо?» (отец наказывает сыну: «Маму слушайся во всем», и тут же сообщает то, что интересует мальчишку: «у меня винтовка есть, каска и граната», и все это рифмуется с мыслью: «труден путь солдата»).

Такие «перепевы» классики можно отнести к фронтовому фольклору, который расцвел во время войны. Две песни, исполненные Сергеем Зыковым – «На поле танки грохотали» и «Катюша» хоть и имеют авторов, но прозвучали они в не первозданном варианте, а именно во фронтовом. Герой-танкист, от имени которого и пишется «письмо» потомкам, в первоисточнике был…коногоном. Впервые песня «Коногон» о донбасских шахтерах прозвучала в довоенном фильме «Большая жизнь» (с Борисом Андреевым, Марком Бернесом и Петром Алейниковым в главных ролях). А во время войны песня с экрана шагнула в жизнь, точнее шагнула мелодия. Именно на мотив «Коногона» сочиняли различные варианты, кто ж не вернется домой. Героями были летчики, матросы, десантники, партизаны. Но в сознании послевоенного поколения песня закрепилась в той форме, в которой и была исполнена «На поле танки грохотали….». Популярность танкистов объясняется фильмом «На войне как на войне», где эту песню поют под гитару герои Олега Борисова и Виктора Павлова. Эта песня отличается довольно большим инструментальным вступлением. На концерте оно прозвучала в исполнении баяниста Игоря Мудрина.
 


Военный вариант «Катюши» как стихотворение из сборника прочел Сергей Зыков, и в нем женским именем названа грозная система полевой реактивной артиллерии. Отсюда и ироническая окраска песни.

Шутливым настроением пронизаны были и другие песни – «Матрос на коне», «Ничего не говорила», «Два бойца» и «Два Максима» (песня дала возможность певцу представить «пулеметный расчет» инструменталистов – двух Максимов – Алдохина (домра) и Лукьянова (ударные). А песня «Плохо варит котелок» и вовсе была похожа на музыкальный сатирический плакат «Окон РОСТа», ибо слово «котелок» обыгрывалось несколько раз и каждый раз наполнялось новым смыслом.

Песенная хроника имела одну особенность – почти все события, которые составляли сюжет песен, происходили на Ленинградском фронте, где, кстати сказать, воевали и томичи. Об этом и известный «Вечер на рейде» В. Соловьева-Седого, и «Возле города Кронштадта» Ю. Милютина, и «Марш 55-й армии» Б. Гольца, и тот же «Матрос на коне». Исключение, пожалуй, составили «Смуглянка», «Темная ночь» и «Дорога на Берлин».

- Мой дед Мирон закончил войну в Берлине, а служил он в кавалерийском полку имени Семена Буденного, - рассказывает Сергей Зыков. – И мне хочется думать, что «Казаки в Берлине» - это песня и о моем деде.

Именно такой посыл и был у всего концерта, чтобы слушатели смогли вспомнить своих родных, тех, кто защищал и не вернулся или вернулся, но еще долго помнил, как трава была мокрой от росы и крови. Перед тем, как прозвучала финальная песня «Весна 45-го», которая родилась много позже 40-х, в тот победный май зрителей вернул голос Юрия Левитана, который сообщил миру о безоговорочной капитуляции Германии и окончании войны.

Концерт, выдержанный в тональности, предельной искренности, вызвал у публики волну благодарности. И за красивый голос Сергея Зыкова, и за память о тех защитниках Отечества, которые жизнью жертвовали ради нашего мирного сегодня.
 
Концерт "Письма с фронта" услышали не только томичи, но и жители области, так велась трансляция.

Текст: Татьяна Веснина.
Фото: Игорь Волк.