bkz.tom.ru | Поиск по сайту | Карта сайта | Архив | Документы учреждения |

Музыка университетской Европы


«Латынь из моды вышла ныне», сокрушался еще Александр Сергеевич, хотя его Евгений «знал довольно по латыни». Владей современный студент универсальным языком ученых мужей средневековья хотя бы на уровне Онегина, ему было бы легче воспринимать песни трубадуров, вагантов и миннезингеров, что звучали на концерте «Старинный универ, или готика и магия».

Он с аншлагом прошел в Татьянин день – День российского студенчества и был посвящен этому событию. Каждое из семнадцати произведений, включенных в программу ансамбля старинной музыки, оказалось тесно связано с темой средневекового студенчества. Каждое звало в путешествие по Европе, в те города и страны, где появились первые университеты, а с ними и студиозы.

Именно музыка, рожденная в эпоху «детства» университетов или написанная позже как образ того времени, стала гидом по старинным учебным заведениям – Оксфорду, Сорбонне, университетам в Риме, Флоренции, Венеции, Зальцбурге, Лейпциге, Бойерне, а также в вымышленном Хогвартсе.



Впрочем, незнание латыни не помешало томским студентам, как настоящим, так и бывшим, почувствовать ту вольность и жизнелюбие, что сохранила музыка XIII-XV веков. Хотя на слух песня XIII века «Dulce solum natalis partiae», родившаяся в Шартре (Франция), звучала несколько торжественно, а не фривольно. Ее спел Вячеслав Клименко. Она стала своеобразным эпиграфом к рассказу Дмитрия Ушакова о музыке, которая сопровождала жизнь студентов Европы.

Носителями той культуры, когда Оксфорд и Сорбонна еще только завоевывали репутацию оплотов науки, были именно поэты, певцы, музыканты, художники. Все они в прошлом были студенты, то есть они учились богословию, медицине, юриспруденции, но воспринимали жизнь как искусство. Их не любили церковники, так как ваганты и трубадуры высмеивали их, их ненавидели и рыцари – в любви музыкант и поэт был более удачлив. Трубадуры слагали свои стихи не столько на латыни, сколько на разговорном языке романских стран – Франции, Италии, части Испании. Они стали основоположниками литературного романского языка.

Фрагменты сценической кантаты «Carmina burana» Карла Орфа, написанной по мотивам баварских стихотворений XIII века, создали общий образ студентов, которые предпочитали вино и общество девушек скучному сидению над трактатами, поэтому были гонимы из университетов и становились вагантами, трубадурами. Они свободно и вольно гуляли по городам средневековой Европы, бражничали, но при этом сочиняли поэзию, которая осталась в веках.



Инструментальную версию знаменитой композиции «О, Фортуна», открывающего и завершающего старинный сборник «Carmina burana» («бойернские песни», сам сборник XIII века был найден в бенедиктинском монастыре), представил на органе Дмитрий Ушаков. Песни «Любовь летает повсюду» и «Стояла девушка» исполнила Юлия Шинкевич (сопрано).



Три старинных танца Генри Пёрселла в звучании альта Светланы Шевкопляс и органа познакомили со знаменитым колледжем Великобритании – Оксфордом. Некогда в этом элитном заведении учился и сам композитор. Затем струнное трио (скрипки Татьяны Строковой и Марины Мандрик и виолончель Анны Кордюмовой) и орган Дмитрия Ушакова перенесли слушателей в Римский университет, в стенах которого звучали сочинения Араканджело Корелли. Стоит заметить, что Марина Мандрик – студентка третьего курса Томского музыкального колледжа. Но у нее уже есть опыт выступления и с симфоническим оркестром, и в составе камерных ансамблей Томской филармонии.



Музыка анонимного автора XV века, исполненная на органе, не только представила культуру «золотого века» Флоренции, но и стала живой иллюстрацией к теме студенческой свадьбы, а «Покаянная песнь» одного из самых знаменитых миннезингеров Германии – Тангейзера в исполнении Вячеслава Клименко напомнила о поэтических турнирах. Эта музыка, как и «Изобразительная соната» более позднего немецкого композитора добаховской эпохи Генриха фон Бибера, звучавшая в стенах Зальцбургского университета, давали современным слушателям представление о «плей-листе» молодых людей Германии на протяжении четырех веков, с XIII по XVII столетия. Почти, как современную музыку, восприняли слушатели фантазии для органа из «Лейпцигской рукописи» Иоганна Себастьяна Баха. Эта музыка сочинялась, когда сыновья великого кантора учились в Лейпцигском университете.

В жизнелюбии и презрении к учебе студенты-трубадуры средних веков сходны с современными студентами. Не удивительно, что некоторые молодые слушатели с радостью поддержали предложение Дмитрия Ушакова испытать себя в роли трубадуров (певцов с университетским образованием) и помочь в исполнении песен XIII века. Вместе с Дмитрием Ушаковым и солистами филармонии Вячеславом Клименко и Юлией Шинкевич они придали вечеру дух средневекового карнавала – когда все равны в создании праздника.



Двое из вышедших на сцену, Варвара и Владимир, студенты геолого-географического факультета ТГУ, признались, что испытали удовольствие просто от того, что стояли на сцене и аккомпанировали. «И мне не важно было, попадает мой бубен в ритм с органом и баритоном, но я получал удовольствие от совместной игры», - признался Владимир. А Варвара добавила, что вспомнила ощущения школьной поры, когда она, ученица музыкальной школы, выступала на сцене. Музыка, прозвучавшая на концерте «Старинный универ», отчасти была им знакома – Вивальди, Бах, Корелли и Пёрсел, но многое слышали впервые. И эта новая музыка им нравилась.

Композиции Джона Уильямса к фильмам о Гарри Поттере, прозвучавшие в переложении для органа, стали кульминацией концерта, а заодно и обобщенным образом старинного университета. Это была та самая обещанная магия. Завершил концерт Парижский квартет №5 Георга Телеманна, рекордсмена Книги Гиннеса, который вывел на сцену весь ансамбль старинной музыки в составе Евгения Некрасова (флейта), Татьяны Строковой (скрипка), Светланы Шевкопляс (альт), Анны Кордюмовой (виолончель).

Аншлаг и аплодисменты явно свидетельствовали о том, что музыка средневековых студентов и сегодня жива и очень хорошо принимается публикой.

Текст: Татьяна ВЕСНИНА.