bkz.tom.ru | Поиск по сайту | Карта сайта | Архив | Документы учреждения |

Про любовь

Первый концерт-инсталляция прошел в романтическом антураже

После концерта «Любовный треугольник» слушатели были переполнены радостным чувством. Возникло оно благодаря прекрасной музыке Шумана и Брамса и виртуозности исполнителей (а, может быть, наоборот: благодаря виртуозной музыке и превосходному ее исполнению). В любом случае радость рождала благодарность пианистам из Петербурга – Анне Шелудько и Евгению Изотову, Томскому симфоническому оркестру и маэстро Михаилу Грановскому за подаренное удовольствие.

Иного результата трудно было ожидать. Музыка европейских романтиков входит в культурный минимум современного слушателя. Это эстетический базис, как поэзия Пушкина или живопись передвижников. Поэтому Роберт Шуман и Иоганнес Брамс в разных интерпретациях звучат часто в залах Томской филармонии.

Для Анны Шелудько и Евгения Изотова, выпускников Санкт-Петербургской консерватории, лауреатов самых престижных конкурсов пианистов, музыка европейских романтиков XIX века – визитная карточка. В томскую программу пианисты из Санкт-Петербурга включили и произведения Клары Вик-Шуман, которые исполняются значительно реже, чем сочинения ее мужа и друга их семьи – Брамса. Поводом для включения стал 200-летний юбилей виртуозной пианистки и композитора, о которой сегодняшний слушатель если и слышал, то как о жене Шумана или возлюбленной Брамса.

Так появился в афише филармонии «Любовный треугольник». Магии числа три была подчинена и структура концерта. Часть первая: он, она и рояль. Часть вторая: он, она и оркестр.

В романтическом цвете




Красный и черный – символические цвета эпохи романтизма доминировали на концерте. В тон музыке были одеты исполнители. В первом отделении Анна Шелудько – в красном, Евгений Изотов – в черном. Даже когда во втором отделении пианистка сменила концертный наряд и вышла в платье изумрудного оттенка, то и оно не разрушило образ романтической эпохи. Потому что зеленый вписывается в канон моды того времени как символ юности и романтической любви. И неслучайно именно во втором отделении звучал Концерт, написанный шестнадцатилетней Кларой Вик. Но о музыке чуть позже.



Красный и черный цвета преобладали и в оформлении зала. Впервые был проведен в непривычном формате как концерт-инсталляция. Вечером 19 декабря он превратился в одну большую инсталляцию: крайние кресла с обеих сторон всех 23-х рядов были затянуты черной тканью, поверх которой лежали лепестки алых роз. Кое-где лежали ноты и портреты композиторов.



Все должно было напомнить о любви Роберта Шумана и Иоганнеса Брамса к Кларе Вик-Шуман. Эта самая известная романтическая история продолжает волновать умы слушателей и сегодня, спустя полтора века. С перипетиями судеб героев знакомила программка. Ведущий Дмитрий Ушаков по ходу концерта дополнял и прояснял некоторые страницы биографий каждого из участников этого «неравнобедренного» треугольника.

Диалог сквозь века



И все-таки сама музыка оказалась гораздо более увлекательным и харизматичным рассказчиком. Она приковывала внимание своей глубиной чувств, не банальностью и в то же время ясностью и простотой мысли, в подробностях рисовала портрет эпохи и каждого из персонажей. В самой фактуре сочинений чувствовались и характер, и темперамент их создателей, угадывались отголоски пережитых ими событий.

Драматургия концерта была выстроена так, что казалось, три композитора, три молодых и пылких сердца ведут бесконечный диалог друг с другом. И даже их монологи подразумевали быструю и реакцию собеседника.



В первом отделении каждый из солистов выступал как бы под маской автора музыки. Анна на какое-то время стала Кларой, исполнив ее Романс ми бемоль минор и Вариации на тему Шумана. От имени Роберта, представив Фантазию до мажор, выступил Евгений.

И, наконец, когда в четыре руки играли самое известное сочинение Иоганнеса Брамса – его Венгерские танцы (не все, а всего три), супруги Шелудько и Изотов были даже не юным Брамсом, а были скорее четой Шуманов, которые с восторгом приняли молодого гения, который пришел в дом к своему кумиру - композитору Шуману. Историю этой судьбоносной встречи еще раз напомнил слушателям Дмитрий Ушаков, перед тем, как прозвучали танцы.



Во втором отделении пианисты поменялись ролями. Концерт Клары Вик (оp. 7) прозвучал в исполнении Евгения Изотова, а в Концерте Роберта Шумана солировала Анна Шелудько. Тот факт, что оба сочинения написаны в одной тональности – ля минор, и то, что оркестровал сочинение шестнадцатилетней Клары молодой Шуман, а Концерт (оp. 54) Роберт дописал по совету жены (первоначально сочинение было написано в жанре фантазии), - все говорит о том, что между супругами была тонкая духовная связь всю жизнь. И свое право быть вместе (и главное быть вместе счастливыми) Клара и Роберт выстрадали. Их духовное родство отчетливо было слышно в исполненных сочинениях. Поэтому к концу концерта тема любовного треугольника уступила место теме всепобеждающей любви.

И если стоит говорить о треугольнике, то как о треугольнике исполнителей. В том смысле, что все участники концерта друг друга дополняли и создавали триединство.



В игре Анны Шелудько поразил ее аристократизм и чувство артистической свободы, а запомнились ее выразительные пианиссимо, которые создавали уплотнение романтической ткани романса и вариаций. Виртуозность Евгения Изотова доставляла эстетическое наслаждение. Евгений Изотов передал моцартовский масштаб юной Клары Вик. Самым ярким получился, пожалуй, дуэт фортепиано и виолончели Антона Юрченко во второй части Концерта, где партия фортепиано звучит как исповедь.

Оркестр под управлением главного дирижера Михаила Грановского стал третьим героем вечера, которому тоже были отданы симпатии и аплодисменты слушателей. Музыка романтиков в оркестровом звучании приобрела объем и элегантность, а маэстро казался капитаном корабля, который подчинил своей воле бушующую стихию страсти.

Текст: Татьяна ВЕСНИНА.

Фото: Игорь ВОЛК.