bkz.tom.ru | Поиск по сайту | Карта сайта | Архив | Документы учреждения |

Шлейф ёлочного настроения

Около 18 тысяч томичей посетили концерты Томской филармонии в новогодние каникулы

Елка – главная героиня всех сказок и концертов, которые нашли свое музыкально-сценическое воплощение на филармонических площадках. Последняя декада декабря 2019 года и первая января наступившего 2020 года вместила двух «Щелкунчиков», два «Рождественских вертепа», «Снежную королеву», шесть «Новогодних теремков», восемь «Бармалеев – похитителей Нового года», тринадцать «Волшебных посохов Деда Мороза», несколько выездных представлений, а также девять концертов для взрослых самого разного музыкального наполнения.

Календарные праздники по-разному нашли свой отзвук в звучании оркестра, камерных ансамблей разного состава и в абонементных программах и голосах вокалистов филармонии. Каждый из концертов, так или иначе, был связан с новогодне-рождественской темой.

Щелкунчик на ёлке, или почему такой разный Гофман


Ах, какое волшебство творилось в филармонии 20 декабря, когда Томский Академический симфонический оркестр и Максим Аверин представляли «Щелкунчика»! Только погас свет в зале, маэстро Денис Немирович-Данченко показал оркестру вступление – и волшебная музыка Петра Ильича Чайковского из балета «Щелкунчик» с первых тактов околдовывала маленьких и взрослых слушателей.

В углу огнями сияла елка. Все было, почти как в сказке немецкого романтика Эрнста Теодора Амадея Гофмана. Едва закончилась увертюра, как распахнулась дверь в Большой зал, и по центральному проходу быстрой, уверенной походкой прошагал высокий, статный человек в черной треуголке, в черном с серебристыми позументами кафтане и в белом парике. Конечно, это был он – Максим Аверин в костюме Дроссельмейера. Ни ростом, ни внешностью он не походил на гофмановского часовых дел мастера. И все же... все же... Он был настоящий сказочник.



Дроссельмейер легким кивком головы приветствовал зрителей, кое-кому пожал руку, сделал комплимент одной даме, потом другой, взошел на сцену, пожал руку маэстро и, наконец, он сел на стул и вынул очки. Внимательно посмотрел на концертмейстера, будто желая удостовериться – готов ли оркестр работать с ним. Потом посмотрел в зал. И сказал:

- Существует поверье, что накануне Рождества можно услышать звон небесных колокольчиков...



Когда умолкал Дроссельмейер, слово брал оркестр. И опять музыка кружила, качала на своих волнах сердца слушателей.
И вот уже все свершилось – Щелкунчик спас Мари, и они вместе оказались в Конфетенбурге, а потом Щелкунчик признался в любви Мари... Музыка еще звучала, а Дроссельмейер сначала сделал селфи с залом, потом с оркестром, потом достал из кармана камзола куклу Щелкунчика и прошел к елке.

И вот уже Щелкунчик на елке, а Дроссельмейер сидит на краю сцены и показывает девочке с первого рядом фото Щелкунчика. Вскоре еще одна девочка подошла и присела рядом. Дроссельмейер-Аверин обнял крошек. И сделал селфи. И в такт музыке стал покачивать телефоном с зажженным фонариком. Тут же в зале вспыхнули десятки «светлячков» и тоже стали покачиваться в такт музыке.

Музыка звучала, а дети все подходили и подходили к сказочнику. Вскоре почти весь проход оказался заполненным желающими прикоснуться к Дроссельмейеру и сфотографироваться с ним на память.



28 декабря вновь звучал музыка из балета «Щелкунчик», но уже в Органном зале. На органе ее исполняла Мария Блажевич. К Чайковскому присоединился Карл Райнике. Саму сказку читала музыковед Василина Сыпченко.

И тут оказалось, что все тот же Щелкунчик не просто по-другому воспринимается, но и «выглядит» как-то иначе, чем у Максима Аверина. Причина в том, что для либретто балета Мариус Петипа выбрал не оригинального Гофмана, а версию этой сказки Александра Дюма-отца. В пересказе автора «Трех мушкетеров» изменены не только фамилии и некоторые имена, но и атмосфера и сама манера изложения.


Под пером французского романиста мистическая сказка с превращением людей в кукол и кукол в людей стала историей всепобеждающей любви. Поэтому в сказке, которую рассказал «Дядюшка орган» (именно в рамках этого абонемента), ни слова о Мышильде, о загадочном орехе Кракатуке, зато история Мари, о ее доброте и милосердии, о традициях получила поддержку в музыке и видеоряде.

Снежная королева в 3D-формате



С разговора Кая и Герды у елки начиналась интрига «Снежной королевы», которую рассказали музыканты Томского Академического симфонического оркестра под управлением Дениса Немировича-Данченко и заслуженная артистка России Татьяна Угрюмова.

Увидеть в снежных хлопьях образ Снежной королевы, придумать сказку о приключениях отважной маленькой девочки, любовь которой преодолела все испытания, может только настоящий сказочник. И мы все знаем его имя - Ганс Христиан Андресен. Не однажды симфонический оркестр рассказывал его сказки. Были и «Русалочка», и «Принцесса на горошине», и «Свинопас». Была и «Снежная королева». Но их всегда сопровождала песочная анимация.
На этот раз история злого тролля, коварной Снежной королевы, Кая и Герды перед зрителями предстала в 3D-формате. Формат его привычен для современного маленького зрителя. Но для филармонии, не имеющий свой светодиодный экран, это удовольствие – дорогостоящее. Однако игра стоила свеч.



Художник Любовь Куриленко и видеоинженер Владимир Дронов, отвечавшие за «картинки», создали иллюзию объемного зрелища. По замыслу режиссера-музыковеда Веры Тимофеевой, музыка европейских и русских композиторов – Н. Римского-Корсакова, М. Мусоргского, Ж. Оффенбаха, Ж. Бизе, Л. Бетховена, И. Брамса, Э. Грига сопровождала путешествие Кая и Герды в страну вечной зимы.

В последний день зимы, 29 февраля, Томская филармония решила дать последний шанс Снежной королеве. Она вернется в Большой концертный зал, чтобы напомнить, что слово «вечность» тает от искренней любви.

Коктейль инструментов с шампанским



Елка в Органном зале стояла в фойе, а на сцене – инструменты. 28 декабря во время «Музыкального коктейля» их было немного, а 29 декабря – на концерте «Ария с шампанским» - для целого оркестра. Но ёлочное настроение, конечно, ощущалось и в зале, и на сцене. Тем более, музыканты изменили строгой черной форме. Во время «коктейля» на них были сантаклаусовские красные и синие шапочки, а на «арии» - вечерние разноцветные платья у женщин и белые рубашки у мужчин.

Два оркестровых концерта под Новый год в Органном зале, конечно, не могли заменить традиционную «Карнавальную ночь». Да и задуманы они были в ином ключе, хотя с той же целью – подарить публике праздничное настроение, дать возможность получить удовольствие от классической музыки.
Разнообразие новых, изумительных на слух и вкус музыкальных коктейлей под Новый год, составленных из органной, фортепианной и струнной музыки, предложили солисты-инструменталисты Томской филармонии – Антон и Алена Юрченко (виолончель), Екатерина Лаптева (арфа), Дмитрий Ушаков (орган, фортепиано) и Дарья Махтаева (фортепиано).

Впрочем, можно провести и другую аналогию, сравнив концерт с дефиле высокой моды – никакого prêt-à-porter, только то, что носится по особому случаю. А то, как «носили» каждый номер, можно охарактеризовать одним словом – виртуозно.

Иоганн Бах не выходит из моды вот уже четыре века. Поэтому им и открыли новогодний карнавал инструментов, задав, строгую, но радостно просветленную интонацию вечеру. Знаменитую Арию из оркестровой сюиты Ре мажор в переложении для органа исполнил Дмитрий Ушаков.

Виолончель и арфа – дуэт этих инструментов сам по себе непривычен ни слуху, ни глазу. А уже когда на них исполняют знаменитого «Лебедя» К. Сен-Сана, то и вовсе редчайшее событие. Волшебник Новый год доверил сделать этот подарок Екатерине Лаптевой (арфа) и Антону Юрченко (виолончель).

Органично вписалась в ансамбль музыкантов филармонии и пианистка Томского музыкального колледжа Дарья Махтаева. Ее артистичное исполнение полек Рахманинова и Шостаковича оставило в памяти слушателей радостный след.



Смысл называния концерта «Ария с шампанским» прояснился во втором отделении. Шампанское подали в антракте, а после него последовали арии из моцартовских опер «Дон Жуан» и «Волшебная флейта», где солировали Вячеслав Клименко, Юлия Шинкевич и Екатерина Клеменс.

Первое же отделение концерта филармонического абонемента «Классика без предрассудков» было отдано крупным и сложным сочинениям – Концерту в трех частях Игоря Стравинского и Концерту для альта с оркестром Карла Стамица. Исполнить эти сочинения предложил маэстро Денис Немирович-Данченко, и оркестр под его руководством достойно справился. В предновогоднюю атмосферу можно лишь вписать тот факт, что сочинение Странинского для томского слушателя стало премьерным. Втрое произведение украсил вдумчивый и лирический альт Андрея Чудакова.

На фоне серьезного первого отделения второе действительно произвело впечатления шампанского, струей бьющего в потолок. И любимый Чайковский с музыкой к балету «Щелкунчик», и оперы Моцарта – «Дон Жуан» с «Волшебная флейта». Когда звучал Вальс цветов, то верилось - волшебство наступит. Надо только верить.

В новый год – с волшебной музыкой!



Фортепианный квартет «2х2», созданный Светланой Чудаковой пять лет назад, и в этом году не отступил от своей традиции – в новогодние праздники радовать томскую публику изысканными сочинениями для дуэтов и квартетов. Едва только томичи пришли в себя после новогоднего фейерверка, как их ждал фортепианный фейерверк волшебной музыки.

Произведения Альфреда Шнитке и Миля Балакирева, Арама Хачутуряна и Петра Ильича Чайковского, Джорджа Гершвина и Александра Цфасмана ведущая концерта музыковед Вера Тимофеева сравнила с гирляндами на елке. И была права.

Наряжать воображаемую музыкальную ёлку начали музыки Альфреда Шнитке к фильму «Сказка странствий». Джазовая гирлянда от Натальи Ченковой и Светланы Чудаковой была не менее яркой, чем сказочная. Тем более публика познакомилась не только с песней Джорджа Гершвина «The Man I Love» («Любимый мой»), но и с творчеством его брата Айриса. Первый музыку, второй – слова. Представляя ее, Вера Тимофеева напомнила, что родом Джордж Гершвин из России.



Каждое из прозвучавших сочинений – сюита из музыки к фильму «Сказка странствий», фантазия «Исламей», Лезгинка и попурри балетно-оперной музыки Чайковского, «Любимый мой» Грешвина, «Снежинки» и «Быстрое движение» Цфасмана – искрилось, сверкало и радовало виртуозностью, изяществом, красотой и отточенностью музыкальных фраз.

Далее музыкальную ёлку в Органном зале украшали участники концертов «Новогоднее ба-рок-ко», «Ирония судьбы и…», «Рождественский вертеп на песке», «Sax + орган» и выступление шведского органиста Гуннара Индестама, который подарил томичам произведения своего сочинения и рождественские гимны, которые сегодня звучат в Европе. Выезжали музыканты филармонии и на другие сценические площадки.

В первую неделю января сцена Большого концертного зала была отдана во власть мюзиклу «Волшебный посох Деда Мороза», а в Камерном зале по очереди хозяйничали Бармалей с «Сибирскими узорами» и Лиса с другими обитателями новогоднего «Теремка».

В итоге, около восемнадцати тысяч жителей Томска и области побывали на филармонических концертах в зимние каникулы.

Текст: Татьяна ВЕСНИНА.

Фото: Игорь ВОЛК.