bkz.tom.ru | Поиск по сайту | Карта сайта | Архив | Документы учреждения |

Труба, орган и немного юмора

Владислав Лаврик и Дмитрий Ушаков порадовали томскую публику современным сочинением французского композитора

И раньше томский орган звучал вместе с трубой, и раньше на филармонической сцене торжествовали Гендель и Бах, искрился радостью Штамм, но концерт 17 декабря «Орган плюс труба» стал особым. Он приобрел очертания праздника торжественности и радостности и благодаря надвигающемуся рождественско-новогоднему настроению. Но во многом благодаря потрясающему солисту – Владиславу Лаврику, лауреату нескольких международных конкурсов, лауреату премии Президента РФ для молодых деятелей культуры. К многочисленным регалиям музыканта можно добавить неофициальное звание – золотая труба России.

Выступление на сцене Органного зала стало вторым его выступлением перед томской публикой. Впервые он побывал в Томске с Российским национальным оркестром под управлением Михаила Плетнева в ноябре 2014 года. Но концерт «Орган плюс труба» представил московского музыканта крупным планом как трубача-виртуоза, в интерпретации которого равно великолепно звучала и классика, и современная музыка европейских композиторов.
 


Первое отделение целиком было отдано классике. Знаменитый хорнпайп из «Музыки на воде» Генделя открыл концерт. Торжественность и загадочность вечера (на сцене царил таинственный полумрак) поддержал И.С. Бах. Торжественная труба Лаврика оттеняла величественность органа Ушакова. Прозвучала и знаменитая Ария Баха из Сиюиты №3 в переложении для трубы и органа.

Второе отделение по настроению оказалось совершенным контрастом первому, несмотря на то, что его открыла серьезная, медленно-лирическая «Страстная неделя в Кузко» французского композитора ХХ века Анри Томази. Однако ритм двадцатого столетия нашел свое отражения в музыке. Особенно это чувствовалось в Сонате для трубы и органа в трех частях. Произведение Н. Хакима Соната для трубы и органа в 3-х частях впервые прозвучало в Томске. Ноты его привез Владислав Лаврик, так как в его репертуаре оно присутствует давно. Отличительная черта этого сочинения – его кинематографичность в сочетании с иронией.

Музыка оживила в памяти зрителей фильмы французского кинематографа второй половины ХХ века. Труба играла переливами низких и высоких тонов, она буквально рисовала улицы Парижа в часы пик, когда симфония автомобильных клаксонов заглушает лирические признания влюбленных, гуляющих по бульварам. Соната Хакима оказалась не только «кинематографична», но и сценична: труба и орган сосуществовали в непрерывном диалоге, то соглашаясь друг с другом, то оспаривая какие-то моменты, то искры юмора проскальзывали в этом бурном диалоге инструментов.
 


Соло трубы в этом радостном сочинении заставило вспомнить выступление Владислава Лаврика на одном из фестивалей «Спасская башня». Его мужественная труба в свете слепящих прожекторов на Красной площади делала музыканта бойцом, будто он поднимал войско на бой.

- Не страшно было одному на весь мир выступать? – спросили мы после концерта Владислава Михайловича.

- Страшно. Один, наверху, прожектор слепит - и тебя слушают семьдесят тысяч человек. И так десять вечеров подряд.

- «Спасская башня» - это детище Валерия Михайловича Халилова. 25 декабря исполняется три года, как погиб Ансамбль Александрова и с ним генерал-лейтенант Валерий Михайлович Халилов. Вы знали лично Валерия Михайловича, вошли в Духовое общество, им инициированное. Именно с существованием Духового общества и связан мой вопрос – развивается ли инициатива Халилова? Насколько сложны задачи? Находит ли эта идея своих сторонников сегодня?

- Валерий Михайлович – великий человек. Человек большой души и больших проектов. Конечно, его идея развивается. И очень многое делает сейчас Михаил Брызгалов, который руководит Духовым обществом.  Мастер-классы, семинары, фестивали, которые проходят по всей стране – это прямое влияние Духового общества. Включение духовых инструментов в конкурс Чайковского в этом году – тоже большая победа. И правильный путь в плане просвещения духового искусства. Я знаю, что и в Томске существует отделение Духового общества.

- Да, вы правы, возглавляет его концертмейстер группы валторн симфонического оркестра Захар Никифоров.

- Вы отметили важный момент – включение в конкурс Чайковского духовых инструментов, возможно, это повысит престиж специальности. Пока же в обычных музыкальных школах российской провинции на духовые инструменты, особенно медные, немного охотников.

- В музыку сейчас вообще немногие идут. В этом вопросе всегда были сложности. И будут. Но общее движение к лучшему ощутимо. Этому способствует развитие духовых фестивалей, создание брасс-ансамблей. В Москве, Санкт-Петербурге, Туле, Саратове, Оренбурге, Уфе и даже в Сибири с каждым годом появляется все больше таких ансамблей.

- Говорят, что духовая музыка – для больших площадей.

- Не всегда. Наш фестиваль Brass Days показывает, что духовая музыка может звучать в концертных залах. Ведь в каждом симфоническом оркестре есть медные и духовые инструменты. К слову, в вашем оркестре очень хорошая группа валторн. Есть талантливые музыканты и в группе деревянных духовых. Но вашим ребятам немного надо поменять стратегию. Дело в том, что сегодня меняется звучание духовых инструментов и в целом оркестра. Появились новые приемы, штрихи и так далее. Другой вопрос – не очень много композиторов пишут для наших инструментов. Но все-таки они есть, и стали обращаться к «меди». Пишут для разных составов инструменов, и в новом стиле. Это побуждает искать новые произведения и исполнять их.

Текст: Татьяна ВЕСНИНА.

Фото: Игорь ВОЛК.