bkz.tom.ru | Поиск по сайту | Карта сайта | Архив | Документы учреждения |

Раритеты Востока на сцене филармонии

Программа «Тысяча и одна ночь» собрала все раритеты Востока в одном концерте

«Восток есть Восток, Запад есть Запад, не встретиться им никогда». Утверждение Редьярда Киплинга много раз было опровергнуто жизнью. И в последний раз – на втором концерте абонемента «Главный представляет…» 14 декабря в Томской филармонии.

В программу «Тысяча и одна ночь» художественный руководитель и главный дирижер Томского Академического симфонического оркестра Михаил Грановский включил сочинения европейских композиторов, которых вдохновил самый известный цикл арабских сказок. Мечта о Востоке пленяла многих художников в конце XIX - начале ХХ века, не стали исключением Равель и Вебер, Штраус и Римский-Корсаков.  Получилась музыкальная антология на тему Востока, но Востока особого – таким, каким его видел и представлял себе Запад в конце XIX века.



- Что мы ждем от Востока? Его аромат. И этот аромат – в музыке. Мы начнем с самого известного сочинения – симфонической сюиты Николая Римского-Корсакова «Шехеразада». Вокальный цикл Мориса Равеля «Шехеразада» исполняют довольно редко, но все-таки исполняют, а вот два фрагмента из оперы Петера Корнелиуса «Багдадский цирюльник», увертюра Карла Марии фон Вебера «Абу Гасан» и вальс Иоганна Штрауса «Тысяча и одна ночь» – это раритеты, - объяснил дирижерскую концепцию Михаил Грановский. - Мне давно хотелось исполнить эти произведения вместе. И вот это удалось это сделать в Томске. Этот концерт – приношение Востоку. Накануне Нового года – это большой праздник для всех нас.



Роль Шехеразады во время исполнения шедевра Римского-Корсакова была отведена Татьяне Поршневой, концертмейстеру Российского национального оркестра. Молодая, виртуозная московская скрипачка (Москва) в глазах томского зрителя действительно стала той восточной красавицей, которую многие представляют по арабской сказке. Голос ее скрипки, нежный и ласкающий, мягко обволакивал каждого слушателя, и будь среди них сам жестокий Шахрияр, то и его сердце смягчилось бы. А повторяемость темы Шехерезады создавало ожидание волшебства и интриги, как и в самой арабской сказке.



Стоит отметить еще несколько солирующих музыкантов. Вслед за соло скрипки следовала арфа Екатерины Лаптевой, которая поддерживала тему Шехеразады. О чудесах Востока вкрадчиво и обольстительно рассказывал фагот Радика Хасанова. Флейта Евгения Некрасова, кларнет Евгения Лукьянчука, бас-кларнет Николая Сбитнева, как и валторна Захара Никифорова, труба Алексея Шелеста, тромбон Светланы Барабановой, литавры Владимира Дорохова рисовали образ Синдбада-морехода, как и собственно всю музыкальную «марину». Тема моря, близкая Римскому-Корсакову, морскому офицеру, оказалась, пожалуй, самой впечатляющей. Музыка, набегающая и вздымавшаяся волнами, которые гнали то струнные, то духовые, то вспенивались и вздымались группой ударных, будоражила фантазию и память зрителей. И, конечно, народный праздник с танцами и нежным соло Шехеразады, не мог не отозваться радостью в сердце каждого.



- Томский симфонический оркестр смог погрузить нас в ту восточную сказку, которую помню с детства, - признался Рафик Ахмедов, заместитель председателя Таджикско-русского общества дружбы. Он побывал на репетиции оркестра, а потом и на концерте. – С первых минут я начал искать, где звучат восточные инструменты, и был поражен, как точно Римский-Корсаков с помощью симфонического оркестра имитировал звучание национальных инструментов Востока. И, конечно, испытал огромное удовольствие от всей сюиты. Сидишь, слушаешь и представляешь себя где-то далеко на Востоке, в том времени, в той сказке…



Во втором отделении в роли Шехеразады выступила Анна Даттай, сопрано Новосибирского театра оперы и балета. Три песни Равеля – «Азия», «Волшебная работа», «Равнодушный» – на французском прозвучали мечтательно. Русский перевод, который слушатели могли прочесть в программе, помог уловить в музыке тонкий восточный аромат: «Азия, Азия, Азия! Древняя прекрасная страна из сказок моей кормилицы, где фантазия дремлет, словно императрица в своём лесу, наполненном тайной. Азия, я хотел бы уплыть туда на шхуне, что качается в гавани в этот вечер так таинственно и одиноко…».



Еще раз Анна спела в дуэте с Виктором Дитенбиром, представляя томской публике «Багдадского цирюльника» П. Корнелиуса. Как оказалось, цирюльника из Багдада зовут Абу Гасан, и сначала он "появился" в Увертюре К.М. Вебера к опере «Абу Гасан», и только позже оказался прекрасным тенором Виктора Дитенбира, солиста НОВАТа.



Завершил концерт вальс Иоганна Штрауса «Тысяча и одна ночь», показывая живой интерес к востоку, как в XIX, так и в XXI веке.

- Мы очень тяготеим к Востоку, - считает профессор, депутат Законодательного собрания Лев Пичурин, который побывал на репетиции оркестра. – Россия все-таки расположена наполовину в Азии. Тяготение к восточной культуре, музыки, поэзии – это свыше дарованное нам благо. Это очень хорошо. И то, что наш симфонический оркестр решил угостить нас такой программой – это просто превосходно. Из русских композиторов хоть и был один Римский-Корсаков, а потом пошли и Равель, и Вебер… Да что говорить – весь мир оказался на сцене. Так и должно быть!

Текст: Татьяна ВЕСНИНА.

Фото: Игорь ВОЛК.