bkz.tom.ru | Поиск по сайту | Карта сайта | Архив | Документы учреждения |

Денис Шаповалов: «До Моцарта с Россини мне еще далеко»

Специально для Томска Денис Шаповалов выучил Виолончельный концерт Николая Мясковского.

10 ноября лауреат конкурса Чайковского Денис Шаповалов вновь сыграет с Томским Академическим симфоническим оркестром. Накануне каноцерта мы предлагаем узнать, что произошло с музыкантом в юбилейный для него год - в декабре 2019 года ему  исполняется 45 лет. О том, чего он дости,г известный виолончелист рассказал в интервью порталу «Music Passion Club».

— Денис, скоро новый год, а в декабре Ваш день рождения, что у Вас нового и интересного в жизни?  

— Этот год оказался очень урожайным на разнообразные и даже контрастные события, и произошло много того, чего я совсем не ожидал.

— Что, например?

— Например, я только что прилетел из Северной Кореи, а завтра еду в Минск на концерт с Аллой Пугачевой.

— О, Боже! С Аллой Борисовной?

— Да, в этом году в апреле мне предложили сыграть на юбилейном концерте Аллы Пугачевой в Кремлевском Дворце Съездов, в ее новой песне. Я сначала сомневался, потому что я классик и рокер. Жанр поп-музыки – это не моё, и если бы это был кто-то другой, то, вероятно, я бы отказался, но, несомненно, Пугачева невероятно талантлива – это эпоха нашей эстрады, и от такого предложения не отказываются.

Тем более у меня в этой песне не столько виолончельная роль – играю всего несколько нот, сколько драматическая. Мы с Аллой Борисовной вдвоем на сцене в этот момент, она – настоящая актриса, и мне актерство тоже очень близко.

— Как называется песня?

— «Мой друг», она есть в ютюбе с концерта в Кремлевском Дворце. Теперь юбилейный концерт решили повторить, так что еду играть свои несколько нот на 15-тысячной «Минск-Арене».

— Невероятно! А расскажите, что вы делали в Северной Корее? И как Вы согласились? Не было страшно?

— На Северном Полюсе я был, а в Северной Корее – нет. Это же другой мир – и интересно его познать.

Там не страшно. (Улыбается.) Там скоро открывается консерватория и меня пригласили с мастер-классами в Пхеньянский Университет, куда со всей страны отобрали 18 лучших виолончелистов, почти как у нас в советские времена.

Уроки проходили при публике в зале, увешанном лозунгами про народ и партию. В зале приходили слушать дети в пионерских галстуках, комсомольцы и педагоги, и сидели со мной с утра до вечера 2 недели подряд!

— Какие вообще впечатления остались от поездки?

— Это отдельный большой рассказ, но в целом – это как посещение Марса. Оказывается на земле есть люди, которые никогда не слышали второй виолончельный концерт Шостаковича. И в 2019 году вообще не знают имен Элвиса Пресли или Фредди Меркьюри.

Но особенное впечатление, когда ты впервые ставишь человеку, например, песню «Imagine» Джона Леннона и смотришь на его реакцию… Это словами не передать…

— Вы их учили только классическим произведениям или рок-музыке тоже?

— Конечно, только классическим, рок – это вражеская музыка. Хорошо, что они не видели меня с электро-виолончелью в процессе исполнения моих «Рок-вариаций на тему Рококо» – я бы там вызвал массовый инфаркт (улыбается).

— Известно, что Вы уже несколько лет занимаетесь композицией. Вы сочиняете только для виолончели?

— В основном да, но недавно для моей программы «Рок vs Рококо» я написал «Симфонию в стиле рок». Точнее, ее написал господин Вандерлэнд (Denis Wonderland) – моё рок-альтер-эго. (Улыбается.)

— А как получилось, что Вы начали сочинять музыку? Это же другая профессия.

— Как-то в очередной раз возник вопрос: что играть на концерте в Консерватории? Естественно, в стенах Alma Mater весь репертуар сыгран не единожды, поэтому я решил написать свой концерт с камерным оркестром. И написал. За 3 недели. Всем понравилось! (Улыбается.) И в каком-то смысле этот концерт стал моей композиторской визитной карточкой.

А потом так сложилось, что я стал писать почти «по заказу». Меня приглашали на концерты и фестивали и, спрашивали нет ли у меня в репертуаре чего-то нестандартного и нового. Таким образом появилась на свет Сюита для виолончели соло для фестиваля в Швейцарии, потом «Рок-вариации Рококо» с оркестром для польского фестиваля, потом – второй концерт уже с симфоническим оркестром, который я посвятил Ростроповичу, и вот летом написал Рок-симфонию.

— Эти произведения звучат где-то еще или были исполнены только однажды?

Сольную сюиту играю регулярно, симфонический концерт исполнял дважды, камерный – многократно и в России, и в Европе. А премьера Рок-симфонии состоялась буквально только что – в начале октября на фестивале в Сургуте, где звучала вместе с моими Рок-вариациями Рококо. Сейчас эту программу буду играть в Барнауле, Нижнем Новгороде, в Рязани.

А Рок-вариации – вообще стали хитом! (Улыбается.) Я очень горжусь, что мои рок-сочинения звучат в филармониях – даже в академическом Петербурге буду играть в феврале.

— Скажите, как Вам удается совмещать концерты, преподавание, и при этом создавать большие партитуры? Это же занимает много времени…

— Я стал авантюристом в хорошем смысле и использую дэдлайн в качестве стимула. Чем ближе к премьере, тем больше энергии – отступать некуда! (Улыбается.) Так что я пишу в кратчайшие сроки, как правило, в течение месяца.

Тут у меня уже есть большой положительный опыт Последние ноты отправляю в оркестр примерно дня за 3 до первой репетиции.

— Для оркестра – это стресс!

— Да, но до Моцарта с Россини мне еще далеко – они отдавали ноты оркестру в день концерта! (Смеется.) Чтобы избавить от стресса хотя бы дирижера, премьеру своей Рок-Симфонии я дирижировал сам.

— А как реагирует оркестр и публика на Ваше перевоплощение из виолончелиста в дирижера и из классика в рокера?

— Я говорю музыкантам оркестра: «Это тот счастливый случай, когда вы можете сбросить оковы академизма и почувствовать себя в новой свободной роли». И они с удовольствием откликаются.

А что касается перевоплощений – сегодня я имею то, к чему долго стремился. В одном концерте я могу проявить сразу несколько своих граней, примерить новые образы. Актерство, «шоуменство», особенно в рок-сочинениях — это мое! (Улыбается.) И, конечно, чувствовать и вести себя на сцене кардинально по-другому в отличие от традиционного классического поведения – это сильные ощущения!

— А как так получилось, что академический музыкант, победитель очень классического конкурса им.Чайковского переквалифицировался в «артиста широкого профиля»?

— Сегодня мир так изменчив и каждый день предлагает новые вызовы, что не реагировать и не отвечать на них нелогично.

Здорово, когда у тебя отлично получается что-то новое и публика от этого в восторге. Плюс приятно осознавать, что твоя пьеса сейчас звучит только здесь, в единственном экземпляре! Эксклюзив! И, конечно, Show must go on! (Улыбается.)

— То есть академические жанры сегодня не находятся в сфере Ваших интересов?

— Почему же? Вот, сейчас учу концерт Мясковского, который никогда не играл и скоро играю в Томске, 20 ноября в Большом Зале Консерватории буду играть Тройной концерт Бетховена на фестивале «Памяти Олега Кагана».

А из уже свершившегося – этой весной, несмотря на мой преклонный возраст (улыбается), я был счастлив дебютировать с классическим репертуаром в Тонхалле Мааг – одном из главных академических залов Цюриха, а также в знаменитом зале Вены, который является мечтой всех классических музыкантов, Золотом зале Мюзикферайн.

Кстати, после концерта в Вене на улице ко мне подошла восторженная пожилая пара: «Браво! Вы будете большим артистом!» Вот, теперь жду! (Смеется.) Жалко, не спросил – когда?  

— А скажите, 45 лет – это много или мало?

— 45 – это превосходно! Во-первых, ты дожил! (Улыбается.) И особенно, когда ты познал кто ты, и идешь вместе с собой в одном направлении. Но по многим и разным интересным дорогам, открывая все новые и новые! А уж если ты еще и чувствуешь себя на 23 по всем параметрам (подмигивает), то вообще праздник!

— Вы как-то планируете особенно праздновать свой «юбилей»?

— Как-то особенно – нет. Учитывая, что каждый день моей жизни особенный… Сам день рождения встречу в Нижнем Новгороде, где буду играть и дирижировать классику и рок.

Потом, возможно, сделаю вечеринку в Москве в каком-нибудь клубе для неформальной встречи с друзьями. А так – просто проведу серию концертов, о которых буду думать, что они юбилейные! И, конечно, поменяю паспорт! (Подмигивает.)

— Ну, тогда традиционный вопрос: Ваши творческие планы?

— Сейчас у меня очень много задач. Помимо текущих выступлений и мастерклассов, я должен завершить создание проекта «Tribute to PinkFloyd» с симфоническим оркестром, который сыграю в Омске в январе. А к началу января – написать новые сочинения и аранжировки для моего первого фестиваля «Концертный Залп #Рязань», который пройдет с 21 декабря по 14 января.

Кроме концертов с камерным и симфоническим оркестрами, будет два совершенно новых проекта – рождественский концерт с академическим хором и кроссовер проект с народным коллективом. Кстати, Рязань в этом году выбрана официальной новогодней столицей, так что приезжайте, будет весело!

— Что Вы считаете своим главным достижением к сегодняшнему дню?

— Раньше я мечтал стать супер-виолончелистом, и я им стал. На это ушло 25 лет. А после – задумался: и что же дальше? Посмотрел в себя и обнаружил большое количество не востребованных страстей и талантов, которые, оказывается, я все время гасил. И захотел их срочно реализовать.

Я, по-прежнему, счастлив исполнять концерты Шумана и Дворжака, но теперь мне этого недостаточно. Мне нравится сочинять, преподавать, появляться на публике в разных амплуа. И в каждом из этих направлений я чувствую себя абсолютно гармонично, потому что все они связаны с Музыкой. И это моё главное достижение.

MusicPassion
musicnews.ru/interview/denis-shapovalov-2019/?fbclid=IwAR21FA_vccSeM6pbnQKCUunYKi22sYHylX4_0rxuN0YY-8sRQWLRDElwKnQ