bkz.tom.ru | Поиск по сайту | Карта сайта | Архив | Документы учреждения |

«Евгений Онегин»: опыт филармонического прочтения

Первый концерт абонемента "Музыка и слово" был посвящен 220-й годовщине со дня рождения А.С. Пушкина

Пересказывать «Евгения Онегина» - труд напрасный. Ведь дело не в сюжете, не в героях, а в гениальности самого пушкинского стиха, точнее «онегинской строфы». Самый верный способ понять, о чем писал Пушкин - перечитать, забыв о многочисленных трактовках.

Так советовали Петр Вайль и Александр Генис. К такому же решению (независимо от писателей) пришла автор филармонического абонемента «Музыка и слово», музыковед Вера Тимофеева. Она предложила артистам, мастерам художественного слова – Ольге Радионовой, Елизавете Хрусталевой, Владиславу Хрусталеву и Роману Колбину прочесть роман без оглядки на авторитеты.



У них получилось! «От автора» читали все, но каждый нашел свой ключик к роману Пушкина. Поэтому «автор» был прочитан в четырех «измерениях».



Такого ироничного Евгения, каким он вышел у Владислава Хрусталева, до этого вечера не слышала. Ироническая интонация пушкинского стиха в исполнении артиста отшлифована, доведена до идеального звучания. Более того, в чтении отчетливо слышалось и его, актерское, отношение к герою, к онегинскому окружению и к самому роману в стихах, который спустя 200 лет все так же волнует.



То озорное пушкинское веселье, которое и иронией не назовешь, а скорее смехом от полноты и радости жизни, жило в голосе Ольги Радионовой. И эта радость зажигало сердце слушателя, делала сопричастным к событиям в романе, делала зал соучастником концерта. А няня,! Какая няня получилась у нее жизнерадостная, любящая, именно та, которой можно доверить сокровенное.



В Татьяне Елизаветы Хрусталевой изначально не было печати провинциальной девочки, появление княгине на балу было подготовлено ее глубокими переживаниями в юности. Страницы романа, где речь идет о сне Татьяны, и другие – где Татьяна приходит в опустевший дом Онегина, - пожалуй, одни из самых запоминающихся в концерте. Они проливают свет на характер пушкинской героини, который до сих пор не разгадан полностью.



«Философ в осьмнадцать лет», «гентенгенский красавец» Ленский в исполнении Романа Колбина обладал притягательностью и харизматичностью тенора. «Виолончельный» тембр его голоса, как совершенно точно подметила на одной из репетиций Вера Тимофеева, был, пожалуй, самой главной характеристикой Ленского. Для актера участие в концертном исполнении «Евгения Онегина» стало дебютом на филармонической сцене. И весьма удачным дебютом.



«Собранье пестрых глав» (формат концерта-спектакля вынуждал к сокращениям) в единое целое связывала музыка Чайковского, еще одного русского гения мирового масштаба. Интерпретация музыки другим квартетом, фортепианным – Светланой Чудаковой, Алисой Ефромеевой, Валентиной Шитиковой и Натальей Ченковой – удивительным образом точно легла на интерпретацию актерскую. Мотивом, связывающим все линии героев, стало «Раздумье». С него начали и им завершили концерт.

Отдельные страницы романа были проиллюстрированы «Временами года» («Октябрь» и «Апрель»). Сцены в доме Лариных и на балу – конечно же, музыкой из одноименной оперы. Важно то, что музыка возникала в те моменты, когда слово уже не могло выразить всю полноту чувств, когда требовалось время пережить услышанное, побыть в плену красоты онегинской строфы.



Примечательно, роман в стихах читался накануне лицейской годовщины. И эта неожиданная временная «рифма» придала концерту актуальность.

Текст: Татьяна ВЕСНИНА.

Фото: Игорь ВОЛК.