bkz.tom.ru | Поиск по сайту | Карта сайта | Архив | Документы учреждения |

Шествие Черномора в ночь на Ивана Купалу


Название концерта «Ночь перед Ивана Купала» настраивало на тематический вечер. На разговор об обрядах и традициях славян. И они действительно были. Ведущая концерта Василина Сыпченко рассказала о том, что праздник Ивана Купала – это мистический праздник, что купальская ночь, по поверьям, обладает магической силой, что это ночь гаданий, ночь сказок и волшебства, именно в эту ночь оживает нечисть и чудеся чудеса.

Но музыка оказалась шире заявленной темы. Будто маэстро Денис Немирович-Данченко и музыканты Томского Академического симфонического оркестра решили достать из загашника шлягеры, которые не играются часто или не вошли в какие-то другие программы, как Поганый пляс Кощеева царства - отрывок из балета «Жар-птица» Игоря Стравинского или музыка из малоизвестного Г. Гладкова «Вий». Словом, программа состояла из произведений таких, слушая которую не заскучаешь.



Открыв программу Поганым плясом, когда слуги страшного Кощея грубо и пугающе пронеслись по залу, оркестр пригласил на торжественный марш другого сказочного злодея – знаменитого Черномора из оперы «Руслан и Людмила» Михаила Глинки. Настойчивая тема медных духовых с каким-то детским разрешением сочеталась с острожным, почти на цыпочках мелодическим движением у скрипок – услужливой свитой волшебника. Настолько пафосно, что даже нелепо.

А затем появился самый страшный персонаж – гоголевский Вий. Вкрадчиво и зловеще, словно затекая из углов, нагнетая ужас прозвучало вступление из балета Геннадия Гладкова. Потом,покачиваясь и свистя хлыстами-трещетками, прошли «Погонщики-табунщики», неся с собой аромат гор, лесов и пыльных дорог.



Следующий персонаж должен был быть самым страшным, но Модест Мусоргский создал его иначе. Это Смерть из вокального цикла «Песни и пляски смерти». Цикл состоит из четырех песен. На концерте в исполнении Евгения Штейнмиллера (баритон) прозвучали три: «Колыбельная», где смерть приходит к матери, которая не может успокоить больное дитя, «Серенада» где смерть является под окно больной девушки в виде прекрасного рыцаря, «Трепак» - смерть настигла пьяного мужика, возвращающегося ночью из кабака зимой. Смерть в образе полководца на поле сражений осталась за рамками концерта. В цикле смерть не зло и не добро. Это стихия. Именно эту мысль сделал главной маэстро Немирович-Данченко. Двойственная природа персонажа смерти, романтическое сочетание добра и зла, а также чарующий вокал Евгения Штейнмиллера сделали исполнение пугающе прекрасным, заставляя слушателя съежиться в кресле.

Но вот слушатели следом за оркестром вступили на берег «Волшебного озера», и тон повествования перешел в более радостное русло. Лядов создает свое «Озеро» тонкими звуковыми красками. Начинает с одного удержанного звука у виолончелей, затем углубляет картину за счет постепенного добавления инструментов. Еле слышимый сдержанный мотив у скрипок создает иллюзию ряби на воде. Нарастание звукового напряжения происходит медленно и еле заметно, подобно тому, как мы начинаем замечать детали рассматриваемой картины. Лядов писал, что знал одно такое озеро, в кажущейся тиши которого, если присмотреться, происходило множество изменений красок, светотеней, воздуха, жизнь кипела в нем. Это произведение – чистейшее наслаждение, упоение и трепет. Чудесная музыка, резко контрастирующая с предыдущими номерами.

За ней следом медленно, осторожно и почти интимно звучит «Медленный вальс» из балета Прокофьева «Золушка». Сцена, где принц, наконец, нашел свою возлюбленную – настоящий гимн любви, надежды и мечты юной девушки. Завершали концерт два ярких произведения – «Ария Демона» из оперы Антона Рубинштейна «Демон» и симфоническая пьеса «Баба Яга» Александра Даргомыжского.




Каких слов не скажет мужчина, когда «в крови горит огонь желанья». А демон еще и споет. Чувственно, томно и с ноткой вселенской тоски, как это сделал Евгений Штейнмиллер. Чтобы нужная красавица не смогла устоять, и от восхищения, или хотя бы от жалости, пригрела беднягу на своей девичьей груди.


А Баба Яга – особа независимая и совершенно нестрашная. Выстраивая музыкальный материал на теме, похожей на русскую народную песню «Вниз по матушке по волге», композитор будто создает образ настоящей русской женщины. Однако ехидная, бурная вторая часть напоминает, что Баба Яга - это нечисть. Другое название шутки-фантазии «С Волги в Ригу» отражается в музыкальном материале, где первая часть построена на русской-народной теме по канонам русской симфонической школы того времени, а вторая часть отождествляется с европейской музыкой того времени – трехдольным вальсом.

И пусть Ивана Купала уже утратил то культурное значение в наши дни, в этот древний, сакральный праздник полезно обратиться к сказочным и вымышленным героям, почувствовать волшебство природы, вспомнить любимые истории, и, может быть, вынести для себя уроки.

Текст: Екатерина ГОРКУНОВА.

Фото: Игорь ВОЛК.