bkz.tom.ru | Поиск по сайту | Карта сайта | Архив | Документы учреждения |

Смотрите на его руки

Лауреат конкурса имени Чайковского Люка Дебарг встретил в Томске горячий прием

Дождь первым познакомился с «фантастическим пианистом». Как только тот ступил на томскую землю, он по-демократически обошелся с ним – вымочил его так же, как и остальных. И позже, в течение двух дней мая, что Люка Дебарг провел в Томске, не раз бесцеремонно напоминал о себе. Дождю была неведома дебаргомания, охватившая Россию в 2015 году, когда неизвестный никому пианист из Франции своим исполнением Равеля и Моцарта на конкурсе имени Чайковского взорвал музыкальный мир.



- О, ничего страшного, - успокоил мне по-русски гость филармонии.

– В Париже тоже часто дождь. У меня есть umbrella.

– Это хорошо, что есть зонтик. – Как вы сказали? ЗонтИк? - и Люка повторил вслед за мной слово по-русски, но с интересным акцентом, придав слову французский шарм.

Позже, вот так же со слуха, он выучил выражение «разница во времени». И потом свое не очень хорошее самочувствие объяснял не только кашлем, который мучил его еще в Санкт-Петербурге, но и разницей в пять часов от привычного ему парижского времени…



Концерт в Томске стал завершающим, пятым по счету, в непродолжительном, но очень насыщенном концертном туре Люка Дебарга по России, который проходил в Санкт-Петербурге, Москве и Томске с 25 по 31 мая. Сенсацию XV Международного конкурса молодых исполнителей имени Чайковского Томск приветствовал 31 мая в Большом концертном зале филармонии.



Послушать «фантастического художника», «открытие конкурса», «феноменального» пианиста пришли как любители классической музыки, так и профессионалы – преподаватели, студенты Института искусств ТГУ, Томского музыкального колледжа, учащиеся музыкальных школ и школ искусств города. «Смотрите на его руки», - наставляли педагоги своих учеников. Длинные сильные пальцы, из-под которых звучали все оттенки piano, завораживали любителей и о многом рассказывали специалистам. Некоторые фанаты Дебарга приехали из других городов. Уникальный концерт стал возможен только благодаря Международному фестивалю «Классическое лето» имени Эдисона Денисова, который проводит Томская филармония и который поддержан Министерством культуры РФ.

Музыка – превыше всего



- Люка, вы читали Жюля Верна?

- Да, конечно, в детстве. Он мне нравился.

- У Жюля Верна есть роман «Михаил Строгов», его герой, курьер царя, приезжает в Томск с особым поручением. Это художественный вымысел. Люка Дебарг в Томске – это не фантастика, это реальность.

С такого короткого представления героя и участника Международного фестиваля «Классическое лето» имени Эдисона Денисова началась пресс-конференция с «сенсацией» XV конкурса Чайковского.

- Недавно Денис Мацуев вспоминал ваше выступление на конкурсе в 2015 году. И сказал, что хоть вы и не заняли первого места, но ваша игра произвела такое впечатление, что вы и есть настоящий победитель. Вы собираете в своем портфолио отклики коллег о себе?
- Трудно сказать! – признался Люка на русском языке, чем вызвал оживление и смех.

- Да, в основном мы обмениваемся (время от времени) мнением в сообществе пианистов об игре друг друга. Обычно, у каждого свое представление, «как надо» играть, свой путь к постижению, своя интерпретация. Поэтому сложно оценивать друг друга. Уверен, что есть коллеги, которым нравится мой подход к музыке, а есть такие, что …

- Но ваше выступление понравилось зрителям.

- Музыка – превыше всего.



- Что значит для вас конкурс Чайковского?

- Для меня он, прежде всего, легендарный конкурс, и по самому духу, который там царит, и по уровню участников. Я говорю не только о тех, кто выиграл, но и о тех, кто сошел с дистанции после первого тура. На каждом этапе конкурса проходило, что-то особенное. Хотелось бы подчеркнуть, что имя композитора, который носит конкурс, знают во всем мире. Его музыка отличается искренностью. Мой педагог – профессор Парижской высшей школы музыки Рена Шерешевская сказала мне, что конкурс Чайсковского – тот, где я мог бы себя выгодно показать. Как раз потому, что здесь ценят искренность исполнения музыки, ее звучание, в отличии от других конкурсах, где этого нет. Когда Ван Клиберн выиграл первый конкурс Чайковского, отношения Советского Союза с Америкой были очень плохие. Но это не помешало признать победу за американцем. Этот факт говорит о том, что конкурс действительно – очень хороший, очень серьезный. Это конкурс, в котором музыка одерживает победу над всем остальным.

- Трудно ли после такого успеха нести бремя славы?

- Психологически несложно. Сложно путешествовать. Переезды даются тяжело. Смена часовых поясов, климата…Но что по-настоящему напрягает - это Интернет. В отличие от некоторых людей, которые живут в сетях, чтобы быть популярными в Инстаграме, например, я не живу постоянной жизнью там. Для меня Интернет – только канал связи и новости.



- После конкурса Чайковского появился термин – «дебаргомания». На Францию она распространяется? И что сейчас: дебаргомания сошла, успокоилась или нет?

- На конкурсе я был в своем «шаре». - (Жестом показывает, будто надевает скафандр). – И все, что происходило вокруг, не замечал. Но во Франции меня не так воспринимают. Хотя, когда я говорю, что во Франции ничего подобного не было, то я немного утрирую. Однако чувство, которое сопровождало мою внезапную известность, было горьким чувством. Потому что мой успех в России опровергали во Франции. Мой первый большой концерт в Париже состоялся только спустя два года после конкурса Чайковского. Потому что некоторым критикам казалось, что я непрофессиональный пианист, не на своем месте. В настоящий момент их мнение все еще представляет трудность для организации моих концертов во Франции. Потому что власть лиги критиков сильна у нас. Потому что они до сих пор утверждают, что не могло быть такого, чтобы в 20 лет начать заниматься, а в 24 выиграть конкурс Чайковского. Знаю, в Москве тоже есть такая лига критиков, которые придерживаются такого же мнения. Но во Франции все сложнее. Потому что молодые музыканты играют по рекомендации. Когда кто-то из молодых проявляет себя на международном уровне без их рекомендаций, то они воспринимают этот факт как угрозу своему авторитету и тут же заявляют, что «так не может быть».

- А французская публика как вас принимает?

- В России люди доверяют своим эмоциям, и с российской публикой проще. А французам надо сказать, что этот кто-то, кто играет, достоин того, чтобы выходить на сцену. Им надо объяснить, что он играет и зачем играет. Поэтому там доверяют больше критикам, чем себе. А у вам люди полагаются на свои чувства, на свои впечатления.

- Связано ли это с тем, что российские критики уже после первого тура заявили о том, что вы – наследник русской фортепианной школы? А в Европе другая школа игры?

- Возможно и поэтому. Возможно и потому, что сейчас приходится и критикам признать – то, что я предлагаю – это работает, это слушают. И происходит приятие. На самом деле, я не очень доверяю людям, которые все знают. Этакие всезнайки, которые знают, как играть, каких композиторов, кто играет хорошо, кто отвратительно. Луганский, Березовский много играют во Франции, и люди любят их слушать, ходят на концерты.



- Мы с вами слушали джаз в исполнении Игоря Бутмана. Вы тоже любите джаз. Но вы сказали, что сейчас почти не играете.

- Времени нет. Надо много учить.

- Для российских граждан, что вы – небожитель. Хотя мы понимаем, какой колоссальный труд за вашими выступлениями. Держитесь, так отстраненно. Что кроме музыки вас примиряет с жизнью?

- О, многое. Литература, кино, - вдруг снова по-русски отвечает Люка. – Много-много интересов. Но не хватает времени, чтобы все, что хотелось бы сделать, перечитать. И что-то даже самому написать.

- Если планы, связанные с Россией? Здесь вас ждут всегда. Или у вас уже все вперед расписано.

- В следующем году я буду в Омске, Новосибирске, Тюмени. Я уже был в Воронеже, Липецке, Костроме, Ханты-Мансийске, Сургуте, Самаре, Казани, Нижнем Новгороде, Владивостоке, Иркутске.

- Удается посмотреть города или только сцены?

- Времени на знакомство нет, к сожалению.

«Обожаю Скарлатти»



В свою программу Люка Дебарг включил десять сонат для клавира Д. Скарлатти, Сонату соль минор ор. 22 Н. Метнера и Сонату-фантазию «По прочтении Данте» Ф. Листа. По словам пианиста, программа продумана и выстроена им от первого до последнего звука. Музыка Доменика Скарлатти, открывшая концерт – это музыка, где Дебарг, как отмечают музыкальные критики, не повторяет в своей интерпретации никого. Как и на конкурсе, в зале Томской филармонии он «прочел» ровесника Баха и Генделя «со свободой гармонического мышления в эпоху романтизма».

- Обожаю Скарлатти. Его музыка завораживает меня. Никто не может объяснить, о чём его сонаты, и как такое количество произведений было написано, - признался музыкант после концерта.



Во втором отделении Люка Дебарг открыл для томичей музыку Николая Метнера, русского композитора конца XIX века, который сегодня редко звучит и который любим Дебаргом. Финал концерта удивил знатоков не меньше, чем начало. Ференц Лист тоже получился другим, не заигранным, абсолютно «дебарговским». «Игра Дебарга погрузила в размышления насчет того, что есть музыка, где она находится и откуда берется», - так отозвался о концерте томский пианист Александр Петров.

Текст: Татьяна ВЕСНИНА.

Фото: Игорь ВОЛК.