bkz.tom.ru | Поиск по сайту | Карта сайта | Архив | Документы учреждения |

В диалоге со стихиями

Музыкальный Международный фестиваль «Классическое лето» имени Эдисона Денисова» представил мультимедийный проект в Органном зале.

Все началось с офортов Ивана Шишкина, который учился в городе Роберта Шумана, Дюссельдорфе. На это географическое совпадение обратил внимание московский пианист и композитор Василий Щербаков. Он увидел больше, чем случайную связь гениев XIX века, но в академических офортах русского художника и романтической музыке немецкого композитора почувствовал взаимовлияние, услышал перекличку культур двух стран, творческих поисков обоих. И написал «Голоса стихий», довольно сложное по музыкальной фактуре сочинение для голоса, кларнета, ударных и фортепиано. Более того, офорты Шишкина стали импульсом для создания мультимедийного проекта, объединяющего разные виды искусств – музыку, живопись, поэзию. Так родился проект «Голоса стихий», который был представлен в Томске автором и музыкантами Томска и Новосибирска. Концерт открыл камерную страницу Международного музыкального фестиваля «Классическое лето» имени Эдисона Денисова.

Стены и своды Органного зала благодаря видеопроекции (мультимедийная сценография – Игорь Цвигун) становился то лесом, то берегом озера, то небосклоном, по которому плывут облака, и в этом пространстве звучали голоса скрипки  Богдана Ридного (Новосибирск), флейты Якова Ноговицына (Новосибирск), кларнета Маргариты Аунс (Новосибирск), виолончели Антона Юрченко (Томск), фортепиано Василия Щербакова (Москва), литавры, там-тамы, виброфон и другие ударные в руках Владимира Дорохова (Томск). Голосом стихий стало красивое, сочное, богатое на обертоны сопрано Яны Мамоновой (Новосибирск).

 
Именно она в сопровождении фортепиано начала вечный диалог Человека с Космосом, исполнив раннее сочинение Эдисона Денисова – «Прощание» из вокального цикла на стихи А. С. Пушкина «Твой облик милый». В дуэте с Маргаритой Аунс певица исполнила две песни Франца Шуберта. «Колыбельная» П. И. Чайковского прозвучала в сопровождении фортепиано.

Пьесы Роберта Шумана дали возможность вступить в диалог фортепиано и кларнету, два голоса, сливаясь в виртуозных пассажах, вели разговор о гармонии человека и природы. Весьма необычной оказалась интерпретация одного произведения «Liederkreis» для голоса и ансамбля Дмитрием Курлядским и  Робертом Шуманом – Яна Мамонова пропевала буквы латинского алфавита, а разные инструменты дополняли окраску букв своим звучанием. Голос флейты Якова Наговицына в сочинении Тору Такемицу «Воздух» переносил воображение слушателей из мира плотных материй в мир, существующий по иным законам Вселенной. Страстность Александра Скрябина и Василия Щербакова в фортепианном опусе «К пламени» окунула всех в мир человеческих страстей.

Два номера, завершавшие программу концерта, наиболее точно выразили его концепцию – объединить энергии и ритмы инструментальной музыки, стиха и голоса в единую гармонию, чтобы получить синергетический эффект. Это «Голоса стихий» Василия Щербакова и «Пение птиц» Эдисона Денисова.

Статичные образы Марины Цветаевой, положенные на музыку Василием Щербаковым, обретали подвижность. Долгое эхо от глухих «ч», «ш», «щ», «с», «к» в стихе «В смертных изверясь, зачаровываться не тщусь» подчеркивалось ударами хлыста или, а сонорные и гласные звуки в «Рас- стоянии» ложились на голос кларнета и рояля. Стих был будто разъят на «атомы» и собран в новой музыкальной интерпретации. «В этих песнях, в этом воздухе, в этой воде скрыта масса всего, - пояснил Василий Щербаков, автор цикла «Голоса стихий». - Мы всегда в диалоге с природой. Мы приходим к ней, чтобы излить свою печаль или свою радость. Она, как зеркало нашей души. Яростность, необыкновенная чистота, сила цветаевской интонации соединяется с образами кажущейся умиротворенной природы».
 


«Пение птиц» Эдисоном Денисовым, написанное в 1969 году, не раз исполнялось музыкантами Москвы и Томска в этом зале.  И вновь оно заставило публику пережить рождение нового Звука. Сочинение необычно не только составом голосов – к инструментам симфонического оркестра добавилась фонограмма с записью голосов птиц, но и самим звучанием инструментов: короткие штрихи смычка скрипки и виолончели казались неким покашливанием, а препарированный рояль силился продлить звучание, флейта и кларнет стонали, пытаясь преодолеть препятствия, и только ударные чувствовали себя свободно. А еще свободен был Прохожий – роль гуляющего по лесу Прохожего исполнил восьмилетний Александр Дорохов.

«Такого необычного концерта не было еще на томской сцене», - говорили слушатели, покидая Органный зал.

Текст: Татьяна ВЕСНИНА.

Фото: Игорь ВОЛК.